Русский ураган Александр Сегень

У нас вы можете скачать книгу Русский ураган Александр Сегень в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Он стал оглядываться по сторонам. Квартира, в которой он находился, обладала внушительным метражом и была обставлена на редкость изысканно и богато. У Дмитрия Емельяновича аж дух захватило. Он переходил из комнаты в комнату, боясь даже считать, сколько этих комнат - пять, семь, одиннадцать?

Всюду стояли роскошные кресла, диваны, антикварные столы и стулья, светильники и вазы, а на стенах развешаны разнообразные картины.

Проснувшийся при появлении чужака рыжий кот был так огромен, что Выкрутасов поначалу принял его за рысь. Он очень враждебно смотрел на пришельца и тому стало не по себе, он поспешил перейти в другую комнату и в следующий миг оторопел перед великолепной картиной, изображающей закат на море, прибой, бьющийся в скалистый берег, лодку в отдалении, тучи, не то уходящие прочь, не то надвигающиеся. Кот, следя за пришельцем, тоже вошел в эту комнату и внимательно наблюдал за его действиями.

Еще раз полюбовавшись разбивающейся о скалу волной, Выкрутасов вздохнул, обернулся и увидел на противоположной стене искомый шедевр живописи в виде черного круга, в который расческою ворвался красный треугольник. Трудно было поверить, что эта ерунда может дорого стоить.

Тут взгляд его наткнулся на письменный стол, на котором лежал паспорт в черной обложке с двуглавым золотым орлом. Справиться с искушением не удалось, и Дмитрий Емельянович заглянул ему в душу. В душе у паспорта оказалась красивая женщина, на ранней фотографии белокурая, на более поздней - брюнетка, но глаза и там, и там - светлые. Восьмое марта пятьдесят третьего. Девятая и десятая страницы сообщали о двух замужествах, закончившихся разводами, а на одиннадцатой сидело дитя мужского пола, двадцати лет от роду, именем Лев, фамилией идентичный первому мужу Тамары Сергеевны - Сковолодкин.

Он подошел к картине, за которой явился, и схватился было за нее, чтобы снять, но оказалось, это не так-то просто - картина, в раме и под стеклом, не висела на стене, а была вправлена в стену. Он внимательнее вгляделся, но так и не понял, каким образом она вмонтирована.

Ни винтов, ни иных заклепок не было заметно. Тот сердито взирал на похитителя. Внимание Выкрутасова вновь привлекла противоположная картина с великолепным закатом на море. Он подошел к ней и попробовал снять ее. Эта работа просто висела на двух гвоздях, снималась легко. Тут ему подумалось, что это нарочно такая уловка для воров устроена, чтоб обмануть. Ясно, если лучше закреплено, то и дороже. А на самом деле, все наоборот. Да Марина только счастлива будет, если он ей вместо дурацкого иззебренного круга принесет роскошнейшего Айвазовского.

Он еще раз взглянул на иззебренный круг, подумал и махнул рукой: А ты оставайся, Сковолодкин! Через две минуты он уже выходил из подъезда в черных очках, неся под мышкой картину, завернутую в скатерть и кое-как перевязанную веревкой. В кармане шорт, лежа вместе с бумажником из воловьей кожи, трезвонил сотовый телефон - Людвиг, видно, всполошился, что он так долго.

Оглядевшись, Выкрутасов увидел в глубине двора красную машину и быстро пошел к ней, Людвиг сидел за рулем. Людвиг выскочил из машины, распахнул пошире дверцу, схватил картину и запихнул ее на заднее сиденье. Вскоре они уже мчались по Москве, увозя похищенный шедевр. Немного не доехав до дома Марины, Людвиг остановился. Бери мазню и иди к Марине. Я через полчаса приеду. Это лишь обрадовало Дмитрия Емельяновича. Он весело вылез из "зубарика", принял из рук Людвига картину и отправился в сторону Марининого дома.

Она закрыла за ним дверь и принялась скакать по комнате. Подбежала к Выкрутасову, чмокнула его в щеку. Она нетерпеливо принялась развязывать веревку. Тут вдруг чутье перестало подсказывать Дмитрию Емельяновичу, что она останется довольна подменой.

И на сей раз оно не ошиблось. Тут Выкрутасова взяло сомнение и на тот счет, что это и впрямь Айвазовский. Он наклонился к правому углу картины, и глазам его предстало ужасное. Подпись свидетельствовала о том, что вовсе это не Айвазовский, а какой-то Рыл Нечто обидное и оскорбительное. Не то, что та красная расческа. Я думал, ты еще больше обрадуешься.

Кто просил тебя уворовывать этого Рылова, который, к тому же, копия? Теперь ты понимаешь, какой ты козел? Тут Выкрутасов понял, как сильно он ошибался, влюбляясь в Марину. Перед ним стояла мегера, злобная и гадкая, которой как нельзя лучше подходило имя Гингема. Он принял обиженный вид и направился к своему чемодану. Нашел его, захлопнул и двинулся в сторону двери, но Марина преградила ему путь.

Ты никуда не уйдешь. Сейчас приедут Людвиг и Жендос. Они ремней из тебя нарежут. А потом растворят в кислоте. Зло охватило его, и он уже невежливо схватил Марину и отшвырнул ее в сторону. Стал открывать дверь, но Марина сзади вцепилась ему в волосы, царапая голову ногтями, а коленкой ударяя в крестец. От боли он впал в бешенство, мотнулся и так сильно отпихнул Марину от себя, что она улетела в кухню и там грохнулась под стол.

Страшнее всего было, что выбежишь, а там уже Людвиг с Жендосом в подъезд вваливаются. Но удача сопутствовала Дмитрию Емельяновичу. Выбежав во двор, он пустился со всех ног куда глаза глядели, с чемоданом под мышкой, будто он украл его, а преследующая его Марина - обворованная жертва. Но счастье по-прежнему улыбалось Дмитрию Емельяновичу. Выскочив на Цветной бульвар мимо вчерашних Минина и Пожарского, он успел влететь в закрывающуюся дверь троллейбуса с несчастливым числом тринадцать, а Марина безуспешно врезалась в закрытую дверь, несколько раз ударила по ней ладонью, но это ей не помогло - троллейбус уже тронулся и продолжал ехать.

Он благополучно переплыл на другой берег Садового кольца и покатился по Олимпийскому проспекту. Я еле из лап мафии вырвался. Мужчина хмыкнул и, пожав плечами, отвернулся к окну. Выкрутасов подошел к заднему стеклу и на прощанье увидел вдалеке горестную Марину.

Ему стало жаль ее, и когда вспомнилось про оставленные у нее пиджак, брюки, рубашку, трусы и носки, промокшие вчера и сохнущие, он подумал: Проехав пару остановок, он, так и не оплатив проезд, вышел и углубился в Лаврский переулок. Здесь им овладели философские рассуждения по поводу всего пережитого за последние сутки. Ровно двадцать четыре часа назад он призаснул, еще живя в доме на Петровском бульваре, и увидел великий сон, в котором Лев Иванович Яшин поведал ему судьбоносную тайну.

И сколько после этого свершилось, уму непостижимо! Он воспарил, обласканный знаменитейшим вратарем. Потом испытал страшное падение, когда Гориллыч изгнал его из рая. Потом снова взлетел, подхваченный русским ураганом и оказавшийся рядом с Мариной, испытавший вспышку любви к этой женщине. Потом снова пал, претерпел горечь разочарования. Его могли на ремни пустить! Но он опять спасся. Некие центростремительные силы начинают оказывать воздействие на человека, озаренного великой тайной, на человека, коему судьбой назначено спасти свой народ от мрачных времен безфутболья, когда Россия на чемпионат мира даже не попала.

Он прошел мимо посольства Буркина-Фасо, бездумно свернул направо, спустился по Мещанской до Калмыкова переулка, свернул налево и вскоре оказался не где-нибудь, а на той самой улице Щепкина, куда его еще недавно привозили под видом холодильника "Электролюкс".

Но он даже не замечал этого, покуда не очутился прямо перед домом номер 5А. Тут он встал, как вкопанный, не веря глазам своим. От такого и впрямь могла крыша поехать. Выкрутасов невольно огляделся по сторонам, не мелькнет ли где-нибудь серовато-сиреневый "москвичонок"-фургон или ярко-красный "зубарик".

Ни того, ни другого средства передвижения нигде не наблюдалось. Ведь в этом должен был быть некий важный и непреложный смысл. Постояв немного без движения, он тронулся в путь, вошел в подъезд дома номер 5А, поднялся на четвертый этаж, подошел к роковой квартире номер Дверь была только прикрыта, но не заперта. Ее замки не захлопывались, а запирались снаружи ключами, вот почему, уходя, Выкрутасов оставил дверь открытой.

Солидная дверь, супербронированная, с прибамбасами. Преступника тянет на место преступления. В этом матче мы должны были разгромить марокканцев в пух и прах, но эти черти так ловко водили нас за нос, что в итоге выиграли - 0: Он решил провести здесь ночь. Будь что будет, не колышет. Хозяйка квартиры явится только завтра утром. А сегодня, между прочим, немцы играют с югославами, такой матч никак нельзя прозявкать. Дмитрий Емельянович встал, прошел в другую комнату и уселся там в другое кресло, стоящее напротив огромного телевизора, объединенного с видеомагнитофоном.

Даже если Людвиг и Жендос явятся сюда искать его, вряд ли они смогут взломать дверь. Эта квартира - как крепость. Не случайно же они придумали этот троянский холодильник. Сравнение с историей хитроумного захвата Трои позабавило Дмитрия Емельяновича, и он сказал коту:.

Я слышал, тут целых три холодильника. Не картины же она в них держит, правда? Он смелел на глазах. Как у себя дома, отправился шуровать по холодильникам. Все три обитали в огромной кухне. Ворвавшись в первый, Дмитрий Емельянович обнаружил там изобилие всякой всячины.

Кот мгновенно из сурового стража превратился в самого закадычного приятеля. Он вился у ног Выкрутасова и мурлыкал, во всеуслышанье объявляя об окончании войны:.

В другом холодильнике им были найдены всевозможные сорта пива и сухих вин. Несколько растерявшись перед таким изобилием, Выкрутасов остановился на большой бутыли белого французского вина.

Вообще-то он не любил разнообразия, когда стоишь и не знаешь, что выбрать, настолько всего много, глаза разбегаются. Но тут он даже похвалил:. И он уселся пировать, побрасывая котофею разные лакомые кусочки, которые тот съедал с видом существа, давно ожидавшего льгот и наконец-то их дождавшегося.

Сам же Выкрутасов наелся довольно быстро. Вино приятно растекалось по телу, сначала создавая внутри столб холода, а потом швыряя в руки и ноги ласковое тепло Франции.

Отвратительная трель, долетевшая из кармана шорт, свергла его с этой вершины. Он вытащил телефон и, немного поразмыслив, решил откликнуться:. Выкрутасов Дмитрий Емелевич, пятьдесят восьмого рождения, город Смоленск. Пожалеешь, что паспорт Маришке показал. Короче, мы тебя ставим на счетчик. Сейчас ты должен нам тыщу баксов. Завтра будешь должен две, послезавтра - три. И так каждый день будет прибавляться по штуке.

Так что советую принести прямо сейчас, Мариша говорит, у тебя есть. Он обиделся, что его назвали Емелевичем. Положив телефон на стол. Дмитрий Емельянович злорадно рассмеялся, представив себе, как Людвиг приедет к вестибюлю метро "Парк культуры" и будет там искать его, раздражаясь. И хорошо, что Марина неправильно запомнила город, где он родился, Смоленск вместо Светлоярска. Возможно, это ему будет на руку. Он встал и, разминаясь, прошелся по комнатам.

Наконец, сосчитал их - пять. Это в тот раз с перепугу ему померещилось чуть ли не двадцать. Он остановился перед злополучным черным кругом, в который плотоядно впились красные зубья треугольника.

Он почувствовал нечто очень недоброе, исходящее от этой картины, и поспешил перейти в другую комнату. На кухне снова затрезвонил телефон Людвига. Дмитрий Емельянович допил бутылку вина, и его стало клонить в сон.

Он вспомнил про тайну Льва Яшина, но решил все же сначала малость поспать, а уж потом сесть за изложение. В спальне у Тамары Ромодановской стояла широченная кровать, готовая вобрать в свое лоно уставшего человека, стоило только снять покрывало.

Раздеваясь, Дмитрий Емельянович вообразил, какое лицо будет у хозяйки дома, если она вдруг нагрянет раньше времени и застанет в своей постели незнакомого мужчину.

Забравшись под одеяло, Выкрутасов сладко потянулся и широко зевнул. Телефон Людвига он положил рядом. Кот устроился у него в ногах, тракторно рокоча. Тотчас Дмитрий Евгеньевич очутился с фотоаппаратом у самой кромки футбольного поля. Наши подавали угловой в игре с бразильцами Но тут снова прозвучала отвратительная трель. Проснувшись, Выкрутасов схватил телефон. Стою сейчас на Белорусском вокзале, в кассах дальнего следования.

Выкрутасов снова погрузился в сон. На этот раз ему зачем-то снился ярко-желтый носорог. Когда телефон в очередной раз затрезвонил и Дмитрий Емельянович взял его, Людвиг рявкнул:. Извини, поезд срочно отходил, я не мог больше ждать. Сейчас еду в поезде. Если тебе очень нужны эти деньги, приезжай ко мне в Смоленск. Улица Ленина, дом тринадцать, квартира тоже тринадцать. После этого разговора спать почему-то больше не захотелось. Зевая, он встал, оделся и заскучал. Хорошо было бы и впрямь поехать, но не в Смоленск, а в Светлоярск - к отцу и матери.

Там предложить тайну Льва Яшина местной команде Начинать надо сразу со сборной, как только выберут нового тренера. С Игнатьевым, само собой, каши не сваришь.

Да и вообще, тренером мог бы стать и сам Выкрутасов. Может быть, поехать прямо к Колоскову? Ни есть, ни пить не хотелось. Надо было садиться за работу. Он отправился в ту комнату, где стоял письменный стол, разложил там бумагу, сел, сосредоточился с карандашом в руке, медленно придумался подзаголовок, но едва он коснулся карандашом бумаги, как услышал звуки дверного замка.

Тотчас вскочил, как ошпаренный, заметался. Но это была явно не хозяйка квартиры. Кто-то дергал ручки двери нервно и бестолково.

Тихонько подкравшись к двери, Выкрутасов прислушался и услышал злой голос Жендоса:. Той самой Мариной, которую он еще недавно так любил и желал. Дмитрий Емельянович облегченно вздохнул и вернулся за письменный стол.

Снова минут десять сосредоточивался, снова поднес карандаш к бумаге и снова его отвлекли. Опять курлыкал телефон Людвига. Не трогайте этого ангела! Я ушел от нее потому, что был недостоин. Если хоть один волос коснется Если ты вечером явишься, мы возьмем с тебя только две тыщи гринов.

Некоторое время Дмитрий Емельянович ходил по комнатам и ликовал, приплясывая. В воображении его вставали ярчайшие картины. Вот они являются в квартиру на Петровском бульваре. Не исключено, что еще сегодня поздним вечером. А там еще не закончился пир по поводу дня рождения Гориллыча.

И как эти гады, Жендос и Людвиг, сцепятся с другими гадами - Лжедимитрием и его друганами. Еще перебьют друг друга до смерти! За это стоит выпить. Потом кто-то там тявкал, будто я забил гол в ворота англичан рукой. Даже если и так - это была рука самого Господа Бога. Выкрутасов так увлекся новым распитием высококачественных напитков, что едва не забыл про матч Германия-Югославия, и когда спохватился, часы показывали, что он уже идет несколько минут.

Но включив с помощью пульта телевизор, Дмитрий Емельянович невольно отвлекся от футбола, потому что сначала заработало видео и на экране кружилась в танце сама хозяйка квартиры. Одетая в просвечивающиеся газовые одежды, она явно была под хмельком, потому что однажды воскликнула: Потом пошли съемки кота, коего, оказывается, звали Мурильо.

Но на кота Выкрутасов и раньше успел вдоволь наглядеться, так что он поспешил переключить с видео на телевиденье и принялся смотреть футбол. Матч, оправдывая ожидания, оказался на редкость увлекательным.

Югославы давили, немцы отчаянно оборонялись, но пропустили два гола. Как и положено истинно русскому человеку, Дмитрий Емельянович всей душой болел за братьев-сербов, и когда они повели в счете 2: Однако, когда подавались угловые, Выкрутасов не мог сдерживать некое ехидное посмеиванье.

Многое в тайне Льва Яшина строилось на забивании голов с углового, и когда Выкрутасов откроет нашим футболистам эту тайну, вот мы посмотрим-то на розыгрыш угловых в исполнении сборной России! Он размечтался, руки зачесались, он уже поторапливал матч, чтобы усесться за рукопись, и не очень тратил себя на огорчения, когда немчура все же сравняла и добилась ничейного результата. Как только игра окончилась, он поспешно записал итоги игры в свой блокнот, посвященный этому чемпионату, и снова стал собираться с мыслями.

Осторожно поднес острие карандаша к листу бумаги и написал подзаголовок: Правда, последнее слово он не успел начертать, поскольку замок на входной двери вновь ожил. Он неслышно направился к двери, но не успел подойти к ней, как она совершенно неожиданно распахнулась. Выкрутасов отшатнулся, но было поздно - его успели заметить. В дверях стоял крупный молодой человек лет тридцати, весьма сердитый.

Под мышкой он держал безвольно обвисшее женское тело, растрепанное, но в одежде. Точнее, по-видимому, виски, ибо не могла же столь респектабельная женщина нахлестаться самогоном. Он еще бросил на пол сумочку, развернулся и зашагал прочь. Дмитрий Емельянович перешагнул через женщину, тщательно закрыл замки, затем склонился над несчастной, еще раз принюхался:. Он перевернул женщину на спину, приложил ухо к груди.

Лицо было бледное, на лбу виднелась ссадина. Должно быть, Василий приходился Тамаре Ромодановской молодым любовником и, вероятно, альфонсом, поскольку разница в возрасте у них была очень заметной. Да и для Дмитрия Емельяновича она была бы старовата, ведь он еще очень даже орел в свои полные сорок лет.

Не мальчик, но мужчина в полном расцвете сил. А эту богатенькую пьянчужку жизнь изрядно потерла. Но тем не менее ему сделалось жаль ее.

Он поднял ее на руки и отнес в кровать. Она не шелохнулась и не пикнула. На одежде у нее виднелись пятна от рвоты, издающие неприятнейший запах, и Выкрутасов решил переодеть Тамару Сергеевну.

На ней был легкий летний костюм, состоящий из пиджака и брюк розового цвета, кофточка из тончайших кружев, элегантные лифчик и трусики, на ногах - изящные босоножки. Все это Дмитрий Емельянович бережно снял.

Надо же, за сутки, прошедшие после изгнания из рая, вот уже вторая женщина лежит подле него совершенно нагая. Но в отличие от случая с Мариной, на сей раз Дмитрий Емельянович не испытал никаких вожделений. Он осторожно вытащил из-под женщины одеяло и укрыл им ее до самого подбородка.

Лицо с ссадиной на лбу казалось таким измученным, что Выкрутасов едва не заплакал от жалости. Теперь он мог спокойно наврать ей, что подобрал ее под дверью квартиры с ключами в руке, помог добраться до постели и остался на тот случай, если понадобится забота. Теперь и его вторжение в холодильники получало законное оправдание и не могло расцениваться как воровство. Выкрутасов вернулся за письменный стол, дописал последнее слово подзаголовка.

Перевернул титульную страницу и в углу следующей поставил цифру 1. Дальше он не знал, как начать, и зачем-то написал еще один подзаголовок: Наступил вечер, за окном становилось уже совсем темно, а в затылок Дмитрию Емельяновичу как будто глядел кто-то очень нехороший. Он встал, оглядел комнату.

Этим нехорошим была картина. Оно словно изливало из своей таинственной глубины некие черные тонкие лучи, а зубья расчески-треугольника теперь были не просто красные, они пылали кровью, исторгнутой из недр черного круга.

Даже, казалось, в комнате появился запах крови. Дмитрий Емельянович вздрогнул и отправился посмотреть на свою подопечную, им же сегодня днем обворованную. Она по-прежнему тихо спала с несчастным выражением на лице. И ему снова стало жаль ее, да так, что из этой жалости выцарапнулось слабенькое чувство любви. Мурильо лежал в ногах у хозяйки и, увидев Выкрутасова, сказал:. Вдруг представилось, что это - его жена и его кот.

Ведь с тех пор, как Раиса завела себе Гориллыча, Выкрутасов целых два года был один-одинешенек. Что за жизнь была раньше! Куда бы он ни приехал, в любом городе для него находилась новая знакомая, способная увлечь, вскружить голову, да так, что он всякий раз думал: Он приблизился к спящей, осторожно погладил прядь ее крашеных волос и вздохнул. Чуть не склонился, чтобы поцеловать ссадину на лбу, но в этот миг зазвонил оставленный на письменном столе телефон Людвига.

Выкрутасов не спеша дошел до него, подключился. Я решил, все же, съездить в Смоленск. Только что Вязьму проехал. Вы там не волнуйтесь, я денька через два-три возвращусь. Дмитрий Емельянович вновь уселся за свой титанический труд.

Выкрутасов с горестью вспомнил, что фотография Яшина осталась в доме на Петровском бульваре. Она бы вдохновляла его сейчас. Эх, хорошо бы, все-таки, чтоб Жендос и Людвиг отправились похищать Раису! Дмитрий Емельянович тихонько отправился туда посмотреть, не станет ли ее рвать во сне, ведь эдак и захлебнуться может, глупая.

Она лежала на другом боку. Видно, переворачиваясь, и исторгла из себя стенание. Ему опять стало жаль ее, он прилег рядышком и стал гладить Тамару Сергеевну по голове.

Казалось, она чувствует и ей делается лучше. И так, продолжая гладить, он сам уснул, и стало ему сниться, как он летит по ночному небу с картиной под мышкой В спальне просыпались сумерки.

Лежащая рядом женщина дышала неровно и жалобно постанывала. Выкрутасов отправился на кухню, нашел там аптечку и вскоре вернулся со стаканом, в котором шипел и пучился алкозельцер, излюбленное утреннее лакомство Гориллыча. Немного приподняв несчастную за голую спину, напоил ее снадобьем. Напившись, она откинулась назад к подушкам, сделала подряд три глубоких вздоха и с трудом разлепила глаза. Долго смотрела на Выкрутасова и, наконец, задала роковой вопрос:.

Озорство подсказывало - не бежать. Чувство самосохранения нудело о своем. Озорство победило с минимальным перевесом в счете. Затем снова открыла глаза и задала второй роковой вопрос: Тут бы как раз и бежать сломя голову, но озорство опять восторжествовало, и Выкрутасов в наглую произнес:. Она стала внимательно всматриваться в его лицо сквозь утренние сумерки. Сердце бывшего политинформатора ушло в пятки.

Вот сейчас наступит развязка, разоблачение и позор. Но Тамара вдруг с огромным чувством выдохнула:. И тут она кинулась к нему в объятия со счастливейшим воплем:.

Она со слезами целовала его лицо и губы, заваливала на себя в страстном порыве Но вдруг откинулась, схватясь руками за голову. Я всю жизнь ждала этой встречи и дождалась в таком позорном состоянии. Не смотри на меня. Я сейчас такая ужасная. Я встану, приведу себя в порядок, и ты увидишь, что я еще очень недурна собой.

Но ты и сам виноват - разве не мог отыскать меня раньше? Ведь сколько лет прошло, дурик мой! Дмитрий Емельянович мигом подсчитал. Тридцать лет тому назад ему было десять. Связей, порочащих его, он еще тогда не имел. Но ведь его явно принимали за кого-то другого. Он также прикинул, сколько было тридцать лет назад Тамаре - пятнадцать.

Я уже отчаялась ждать тебя, вот и забыла про двадцать второе. А ты сильно изменился, я даже не сразу узнала. Но для своих лет хорошо выглядишь. Мне, кажется, становится лучше. Он послушно выждал, пока она шатко проследовала в далекие края своей квартиры, в которых находилась ванная. Стал раздумывать, как быть дальше. Счастье само вскакивало к нему в руки, и надобно было только эти руки подставлять куда следует. Но, с другой стороны, хорошо ли быть не тем, кто ты есть на самом деле?

Ведь он даже не знает, как его зовут, того, за кого его принимает Тамара. Но, как бы то ни было, часы показывали начало шестого, вставало новое утро, и Дмитрий Емельянович отправился на кухню готовить завтрак, намазал бутерброды красной и черной икрой, разложил осетрину горячего и холодного копчения, поджарил омлет. Точь-в-точь как тридцать лет назад, когда мы вышли с тобой на берег моря.

Как бы я хотела возвратиться в то утро. Она протянула ему снимок. На берегу моря стояли пионеры и пионервожатые. Дмитрий Емельянович надеялся сразу распознать ее и, так сказать, себя. Но когда ему это не удалось, разволновался.

И вот вдруг пришло осознание. Я понял, что всю свою жизнь любил только тебя. И тогда решил во что бы то ни стало найти тебя.

Они чокнулись, стали пить, потом Выкрутасов чуть было не спросил: Тамара ласково погладила его по щеке. Лет десять назад она, должно быть, была очень красива. Но теперь выглядела как дорогое пальто, изрядно траченое молью. Я вдруг страшно проголодалась. Мы позавтракаем, я наберусь сил, и мы заляжем. И никуда сегодня не пойдем. Пошли все к чорту! В счастливых глазах Тамары стали высвечиваться редкие искорки здравого смысла.

Съев пару бутербродов, она спросила:. Но тебя не оказалось дома. Я вышел из подъезда на улицу, как вдруг подъезжает машина и какой-то отъявленный мерзавец выбрасывает почти на ходу с переднего сиденья женщину. Она падает на тротуар и следом за нею летит сумка и ключи. Каково же было мое удивление! Я сразу узнал тебя, хотя и прошло столько изнурительных лет. Как ты могла связаться с таким негодяем? А все от тоски, вожатенький, от невыносимой тоски. А если бы ты не подвернулся в тот момент?

Я бы так и лежала? Чтобы не видеть его гнусной морды, этого дьявольского фейса. Я столько раз застукивала его с его секретуткой, ты не представляешь!

Я хочу, чтобы ты лично убил его, Минька! Во-первых, ему нисколько не хотелось никого убивать. Во-вторых, она назвала его Минькой. Неужто совпадение, и того пионервожатого, который соблазнил ее в "Артеке", тоже звали Дмитрием? Но подобный вывод мог оказаться поспешным, ибо Михаилов тоже изредка называют Миньками.

Ты возьмешь пушку, а у меня есть превосходная новенькая береттка, целочка нестреляная, и поедешь прямо сейчас к нему. Убьешь, а заодно заберешь мою машину.

Сейчас он готов был не то что на сутки - на месяц залечь с Тамарой, лишь бы не ехать и не убивать никого из нестреляной береттки. Я сейчас упаду, а ты подхватишь меня и унесешь в кроватку, ланно?

Тут раздалось давно позабытое треньканье мобильного телефона. Найдя переговорное устройство в комнате иззебренного кругова, Выкрутасов услышал снова голос Людвига:. Всю ночь тут с братвой в бане парился с телками.

Он еще что-то проквакал невразумительное и закончил обещанием в скором времени перезвонить,. Бросив телефон на стол, Дмитрий Емельянович оглянулся и увидел в дверях Тамару.

Она пьяно покачивалась и с ужасом смотрела на него. Ну почему вы все, бывшшш пионеры, комсомолисты, вожаки, в бандиты подались, а? Исполнив свой долг перед одним из главных достижений сантехнического гения, бледно-зеленая госпожа Ромодановская отблагодарила лжевожатого черной неблагодарностью.

Ведь я всю жизнь старалась ради твоего появления. Как ты мог тридцать лет дрючить меня ожиданием! Женщина - не вино, от старости не улучшает качеств. Ну что ты стоишь и смотришь на меня, бестолочь! Хватай и неси свою пионерочку! И ему ничего не оставалось делать, как выполнять ее приказание. Внося Тамару вновь в спальню, бедный Дмитрий Емельянович подумал: Когда Бурручага влепил Шумахеру третий гол, я испытал то же самое, что в шестьдесят шестом на "Уэмбли" - великолепный стадион "Ацтека" показался мне грязным заброшенным пустырем рядом с городской свалкой.

Конечно, я тогда дышала свежестью, а теперь нет, но зато с тех пор я очень многому научилась по этой части. Свежестью Тамара Сергеевна и впрямь не дышала. Запахи из ее рта очень не вязались с роскошью квартиры. Он мучительно сознавал, что придется все-таки бежать из всей этой роскоши.

Его настораживали перепады в настроении Тамары, пугали ее призывы расправиться с негодяем Василием. И очень не хотелось забивать вымученные голы, а потом врать, как ему было хорошо. Кроме того, он заметил лежащие на столике возле кровати очки.

Должно быть, она близорука. Что, если, разглядев его как следует сквозь очки, она не увидит сходства с пионервожатым Минькой? Да и можно ли долго ломать комедию, будучи обладателем паспорта? Обещали все выяснить и сегодня в половине десятого за ним приехать. Дмитрий Емельянович успел лишний раз отметить несоответствие ее тела его идеалу женской красоты - слишком тощая, увядшая, на ногах синие прожилки, груди мятые.

Излишне худых он столь же не любил, сколь и непомерно толстых. В спальню она вернулась через некоторое время уже одетая в длинный шелковый халат синего цвета, расшитый белоснежными лилиями, будто стяг донаполеоновской Франции.

Но главное - я мельком сунулась туда-сюда по квартире и все обнаружилось на своих местах. Ни деньги, ни драгоценности не исчезли. Картины тоже все на месте. Представляешь, почему-то украли самую дешевую. Напротив него висело "Иззебренное кругово" Малевича, они его не тронули. От картины Малевича исходит мощнейшая эманация трансцендентальной силы. Кругово иззебренное спиралевидно метеорирует в пространство вокруг себя. Оно безжалостно угнетает человеческую особь, пока еще слишком слабую для восприятия галактических вторжений.

Я и нашла этого Рылова, чтобы Малевич ему постоянно прямо в рыло лупил. Здорово он вжился в роль бившего пионервожатого! Это было еще и защитным ходом, поскольку на лице у Тамары появились, наконец, очки. К тому же, ему было обидно - украденная картина нравилась ему в миллион раз больше, чем дурацкое круговое иззебрево. Но когда художник рабски слепо переносит его красоты на холст, избавляя себя от акта творчества, получается не произведение искусства, а пакость.

До чего же хорош свежий окорок или только что выловленный и порубленный на куски лосось! Но изобрази это с фотографической точностью на полотне - и получится тривьялитэ. Она смотрела на него в упор и до сих пор не видела, что он не пионервожатый Минька, ставший ее первым мужчиной в пионерлагере "Артек" тридцать лет тому назад.

Немудрено, она бросилась в вихрь рассуждений об искусстве и видела в Выкрутасове уже не человека, а некую абстракцию, некое округленное вожатово. Выкрутасов понял, что не стоит ее спасать из этого вихря. Не обижайся, милый, но в тебе говорит сейчас вандайменшенал мен.

Не ожидал таких слов, когда шел сюда все эти тридцать лет! Если бы ты знал, что такое для меня эта картина Малевича! Ведь это же мы с тобой. Черное кругово - это моя душа, иззебренная красным треугольником твоей души. Это также и наши тела, вошедшие одно в другое в любовном порыве. Ведь ты же иззебрил меня тогда! Понимаешь ты это, дурачок мой? Она стала покрывать поцелуями его лицо, но увы, супрематические рассуждения не истребили из ее рта запах, разве что только иззебрили его. У Дмитрия Емельяновича в самой сердцевине желудка зажглась какая-то острая боль.

Она хмыкнула обиженно, отвернулась, наткнувшись на столь нестерпимую приземленность вожатушки, и снова надела очки:. Проглотив ее, Дмитрий Емельянович откинулся к подушкам и стал претерпевать боль. Ты тридцать лет шел ко мне и крепился в ожидании встречи, а теперь расслабился, и вот Кто ты по профессии?

Ведь я играл не только в чемпионатах страны, но был определен как лучший игрок сборной СССР на чемпионате мира в Мексике в восемьдесят шестом году. Тогда политинформаторы еще были в цене. Шесть - ноль, только представь себе! Я в этом ни бельмеса. Помню только, у Дуанье есть картина "Футбол". На чемпионатах мира он случался только дважды - во Франции в тридцать восьмом, когда венгры выиграли у сборной Вест-Индии, и в нашем случае. А крупнее только Уругвай - Боливия в пятидесятом, восемь - ноль.

Таких картин еще не написано, - бушевал Выкрутасов. А ты даже не знала о том, что я - великий Футболист. В матче против Бельгии я забил три гола и всякий раз кричал в телеобъективы: В четвертьфинале мы бы играли с испанцами и, может быть, только в полуфинале проиграли бы аргентинцам Шумахер, двое-трое бразильяшек, Платини, соответственно - Марадона, без этого никакая вода не святится. Линекер, Кулеманс, еще кто-то из французишек, и я.

Ее ирония не осталась незамеченной, и Выкрутасов с вызовом объявил:. Выше искусства, выше музыки и литературы. В одном матче можно увидеть столько картин, сколько ни один художник не напишет за всю жизнь, а какие сюжеты рождаются на футбольном поле, какие интриги! Лев Толстой сложил бы свое писательское оружие и сказал: Вот я смотрю на тебя и не могу понять, ты это или не ты. Как же ты изменился! Ведь ты тогда, кажется, учился в университете, чуть ли не на истфаке Как же это случилось с тобой?

Каким ветром тебя занесло в футбол? Футбол - мое божество, а ты надсмехаешься. Ты, которой я посвящал каждый свой триумф! Только тебя люблю, а этого молодого негодяя я сама застрелю. Ему вдруг шибануло в нос какое-то запоздалое шампанское.

Я сейчас отправлюсь и пристрелю его. Когда я забивал третий гол бельгийцам, мне гораздо больше было жаль ихнего вратаря, чем это ничтожество. Я прострелю ему башку без сожаления.

Он взял оружие, с уважением разглядел надпись на корпусе: А сейчас-то, надеюсь, уже не играешь? Или еще носишься по полю с мячиком? Между прочим, в свое время сам Лев Иванович Яшин открыл мне тайну одного клада. Но он закопан не в земле, а в сердце нашего народа русского, - с дрожью в голосе произнес Дмитрий Емельянович, и вдруг до самых пяток охватило его величие тайны Льва Яшина. Меня рвет, когда я слышу: Носимся со своим дурацким балетом, а не задумываемся, что во все времена истории лучше всех танцевали рабы и рабыни.

А я всю жизнь считала, что ты из настоящих Голицыных. Когда ты мне про футбол свой рассказывал, еще подумала: Но это было уже запоздалое знание, потому что Выкрутасов твердо решил с минуты на минуту уйти отсюда и более не возвращаться в эту роскошную квартиру, которую только невооруженным глазом можно было увидеть роскошной и блистательной, а на самом деле жилье сие представляло собой помойку космополитизма, свалку псевдоискусства.

Они уже не стеснялись смотреть друг на друга с презрением. Тамара презирала в своем якобы бывшем возлюбленном футболиста, а Выкрутасов презирал ее презрение к футболу и русскому сердцу. На чемпионате мира в Швеции я забил тринадцать голов. Едва ли кто-то еще раз добьется такого результата. Но я бы все отдал, чтоб хотя бы один из этих голов забить сейчас, когда мне и ходить тяжело, а не то что бегать. Поезд подъезжал к Ярославлю, и Дмитрия Емельяновича охватывал такой же восторг, какой испытывает сбежавший каторжник, почувствовав, что за ним нет погони.

От Раисы и Гориллыча, наконец. Он ехал в поезде, но ему казалось, он снова летит, как во сне и как в те секунды, когда его подхватил и понес порыв ветра на Цветном бульваре. Всю дорогу его распирала радость. Он готов был заливаться щекотным детским смехом по любому поводу. Его смешило и радовало, что от Марины ему достался мобильный телефон, а от Тамары - нецелованная береттка.

Он хохотал, когда сосед по плацкарте сказал своему попутчику: После этого он подружился со своими попутчиками и распил с ними две бутылки водки, начхать, что оба коммерсанты.

О себе же он сообщил им, что едет на тренерскую работу. Будем выводить ваш "Шинничек" в чемпионы страны. Я у вашего главного тренера консультантом устраиваюсь. А оклад мне копейка в копейку такой же, как ему, дают. Особый метод забивания голов. И этот метод я буду использовать у вас в Ярославле. Да что-то с каждым годом все хуже и хуже, никакого просвета. Не пахнет эрой России, сколько ни нюхай.

Он очень хорошо подгадал пофорсить своей вилами по воде писанной тренерской работой при самом подъезде к Ярославлю. Не успели они допить водчонку и закусить, поезд стал тормозить и в окнах замелькали привокзальные постройки. Сначала затрещит, ломаясь, система мирового футболизма, а потом и все остальные к нам под ноги падут,. Про старинную любовь Дмитрий Емельянович нисколько не наврал. Здесь, в Ярославле, и впрямь жила у него одна зазноба, причем - на улице Валентины Терешковой. Это хорошо, потому что, живи она на улице Победы, Свободы, Советской, Ленина, Кирова или Свердлова - вряд ли упомнишь, а Валя Терешкова ни с каким Ушинским или Урицким не перепутается, первая женщина-космонавт.

Дмитрия Емельяновича манил простор, а это слово у русского человека неизменно сочетается с понятием Волги. А они особенно хороши в Ярославле. Смотришь с высоты на широченный волжский разлив и дух захватывает.

В памяти у Дмитрия Емельяновича вставал лебединый образ белоснежной ротонды, в которой он упоенно целовался с этой Имя девушки почему-то напрочь выскочило из его памяти.

Но на это у него был заготовлен хороший ход. Вместе с великим московским клубом Выкрутасов приезжал в Ярославль двенадцать лет назад. Да, именно в том восемьдесят шестом году, когда он, якобы, забивал голы вместо Беланова на чемпионате мира в Мексике, и она Они сошлись быстро и легко, целовались до умопомрачения, но дальше этого дело не заплыло.

Валечка ссылалась на недомогание, а он и рад был не нарушить обет верности своей Раисе. Если б он тогда знал, как Раиса обойдется с ним в разгар лета девяносто восьмого! Попрощавшись на вокзале с двумя попутчиками-бизнесятами, Дмитрий Емельянович сразу отправился глядеть на волжские просторы.

Трамвай перенес его на другой берег Которосли, забросил на гору, и вот уже Дмитрий Емельянович стоит на высоком берегу в белоснежной ротонде, и слезы текут из глаз его, ползут по щекам, охлаждаемые веселым ветерком. Мы вам такое мячеиспускание покажем, что затопим!

Мы пойдем дальше, до Парижа, Лондона и Рима. Мы дойдем до Бразилии и Мексики. Мы будем громить и громить! Огнем футбольных батарей за слезы наших матерей! За горестные слезы всех болельщиков великой страны нашей. Он сметет вас с лица земли. Тащите со всего мира ваших продажных судей, которые будут не засчитывать наши голы.

Мы забьем столько голов, что устанете их не засчитывать, сволочи! Он долго так стоял, проливая то гневные, то счастливые слезы, бья себя в грудь или потрясая кулаками. Выпитая в поезде водка хорошо помогала ему источать слезы, особое опьянение, родственное любовному воодушевлению, долго не выпускало его из сладостного плена.

Наконец, у Дмитрия Емельяновича заломило в висках, он отрезвел и отправился пешком на поиски улицы Валентины Терешковой. Расстояние от Ротонды до нее оказалось не больше, чем от дома Тамары Ромодановской до площади трех вокзалов, и уже через полчаса Выкрутасов стоял перед домом той хорошенькой гостиничной служащей, обцелованной им, но не более. Приближался вечер, освобождающий запахи разных цветений, из какого-то окна доносились звуки "Богемской рапсодии" "Квин", и можно было подумать, что он опять попал из несчастного девяносто восьмого в счастливейший восемьдесят шестой.

На Дмитрие Емельяновиче по-прежнему была футболка сборной Англии цвета индиго, но уже не шорты, а летние брюки, в кармане лежала коробка духов "Нина Риччи", про которые ему сказали: На третьем этаже он замер, потер виски, в которых сидела боль, и нажал на кнопку звонка. Он почему-то был полностью уверен в том, что ему как ни в чем не бывало откроет та же самая двадцатипятилетняя девушка и тотчас бросится ему на шею.

Чудеса на свете случаются, и ему открыла именно она. Сергей Алексеев , Александр Юрьевич Сегень и др. Письмо писателей России о русофобии. Скачать книгу fb2, Письмо тогда вызвало много шума. Еще бы, самые знаменитые, самые талантливые писатели России заговорили об опасности русофобии, о неверности выбранного пути, о значении патриотизма для возрождения России. Среди авторов письма - Леонид Леонов, живой классик, гуманист, старый русский интеллигент.

Как не хватает нам сегодня его мудрого слова! К сожалению, ни правительство Горбачева, ни народ, ни местные власти не захотели Александр Юрьевич Сегень , Скачать книгу fb2, 0. Святой отшельник предупредил молодого Тамерлана, что у него нет жизненного пути. Смерть ждет впереди, смерть затаилась позади, и еще неизвестно, какая из них неотвратимее. Но того, кто с детства питался молоком волчицы, не испугать и не остановить. Тамерлан строил башни из человеческих голов, разрушал города и возводил храмы, помогал и предавал, карал и миловал, находил друзей и наживал врагов.

Смерть шла с ним рядом, но всегда отступала перед ним. Так кем же был Железный Хромец — Тамерлан? Скачать книгу fb2, 1.