Имперец. Книга 1. Живыми не брать! Александр Конторович

У нас вы можете скачать книгу Имперец. Книга 1. Живыми не брать! Александр Конторович в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Дальше шли фрагменты интервью с их соседями, которые хором выражали своё праведное возмущение… и прочая белиберда. Слушать это было невозможно. Но выключать телевизор - себе дороже. Данная операция, при всей своей кажущейся бессмысленности, имела целью запудривание мозгов властям.

Телевизоры нынче поставляются бесплатно - в рамках программы повышения культурного уровня населения максимально возможного оболванивания, подгоняющего всех телезрителей под один стандарт мышления. Выключать его можно только на восемь часов в сутки - подразумевается, что в это время я сплю. Если же он не будет включен ещё час - счет за электроэнергию вырастет.

Ещё час - снова рост. А она нынче дороговата… Зато, когда телевизор работает, счетчик минусует столько электроэнергии, сколь сожрал вопящий ящик. Сжег телевизор киловатт - счетчик минусует его и ещё один к нему добавляет.

Итого, для однокомнатной квартиры с холодильником и микроволновкой, месячный счет выходит около пятидесяти рублей. А вот если зомбоящик выключить… от пенсии не так уж много и останется. В телевизоры добавили датчик освещенности и микрофон, оценивающий уровень звука в помещении.

Причем не какого-то постороннего звука, а голоса диктора. Не просекшие этой уловки тотчас же получили нехилые счета за свет. Но хитровывернутая народная мысль родила вот такое приспособление - "затыкалку". И теперь вопли динамиков прямо переадресовывались микрофону.

А на экран можно и не смотреть - привыкаешь…. Каждый день - одно и то же. Всемерное торжество демократии и всеобщее умиление народа. Жутко довольные молодые ребята, веселящиеся в ночных клубах и на модных вечеринках. А что ж не веселиться?

Кредит ноне доступен с шестнадцати лет, согласия родителей на это не требуется. Место работы можно и не иметь, дадут и так. Правда, с одним ограничением. Под кожу берущего вживляется микрочип, хранящий все данные о хозяине. В этом случае даже скидку дают - пять процентов! До фига… это, смотря, сколько берёшь. И продляют охотно, даже задержки небольшие прощают. Нет, дали-то быстро, хотя и покривились, что от чипа отказался. Но рогом переть не стали - не хочешь, ради бога.

Собственно говоря, я рассчитывал быстро эти деньги отдать. Опираясь на этот аргумент, руководство отказало боевикам в прибытии журналистов. Мол, пойдет информация в эфир, народ тут же ударится в бега. К чести боевиков, они этот довод восприняли правильно.

Не стали орать и настаивать на своем требовании. На выполнение своего ультиматума они дали три часа. Именно столько времени заняла бы транспортировка самолетом задержанных лиц из областного центра. А за это время нас подняли по тревоге. Да не было рядом больше никого.

Соответствующие специалисты еще только находились в пути. И прибыть они могли при самом лучшем раскладе не ранее чем через час. Но эта задача — не главная. Где-то там, скрытые от нас и от глаз боевиков густой травой, пробираются к своей цели саперы. Им предстоит обезвредить заряды — только после этого мы можем что-то сделать.

Новичков среди нас нет, все понимают, что, как только прозвучат первые выстрелы, кто-то из окруженных тотчас же нажмет на кнопку подрывной машинки. И тогда — кранты всем. Нам и боевикам, местным жителям, которых не успеют вовремя эвакуировать. И этот рыжий проглот, пожирающий сейчас очередную порцию ветчины, он тоже никуда не уйдет.

Не завидую я саперам. Вот уж на чьем месте не захотел бы оказаться ни за какие коврижки! Одно неверное движение — и на твоей совести пара тысяч покойников!

Саперы вышли на связь всего один раз. Доложили, что цели достигли, работу начали. И все, больше от них ни единого звука не последовало.

Надо думать, рации выключили. И правильно, в общем-то, сделали. Боевик на крыше устал сидеть в одной позе. Поднялся, поправил автомат и прошелся взад-вперед. Моцион у него, понимаете ли… Я б те, голубчик, устроил прогулку… в один конец! Но кое-какая польза от этого моциона все же имелась.

Когда наблюдатель, пройдясь по крыше, на некоторое время отвернулся в сторону, из-под остова старой автомашины, стоявшей неподалеку от стены, метнулась к зданию быстрая фигура. Прижавшись к стене, он аккуратно ввинтился между балками, на которых возвышался над землей здоровенный бак.

Боевик вернулся на место. Осмотрелся и, ничего подозрительного не заметив, направился в обратный путь. Пользуясь этим, к дому просочился еще один боец. Сразу после нее даем отмашку — убираете всех, кто есть на крыше, и занимаете ее. Он мешком оседает около парапета. Прижавшийся к подпорной балке боец вскидывает руку. Не слышу щелчка, но знаю, что у него там линемет. Разумеется, не штатный корабельный, а специально нашими умельцами доработанный.

Есть у нас и другая штука похожего назначения, она может зашвырнуть полуторакилограммовый якорь с линем аж на крышу девятиэтажного дома. Но — шумная машинка, использует штатные автоматные патроны, оттого в данном случае и неприменима. А этот заряжаем углекислым газом — стандартный пейнтбольный баллон.

На девятиэтажку он якорь, понятное дело, не забросит, а вот на этот домик — в самый раз. Ногами упираюсь в шершавый бетон. Стыки между плитами — здорово! Пуля пробила ему горло, и сейчас он полулежит у вентиляционной шахты, опираясь на нее спиной. Рядом на залитой битумом крыше валяется радиостанция. И к ней тянет он ослабевшую руку. Не трогайте их, мы уже позаботились на этот счет. Так, это значит, что умники из РЭБ уже перехватили картинку, которую эти штучки передают куда-то.

И теперь сидящий у монитора наблюдения боевик видит только то, что они ему покажут. Мимо меня бесшумно проскальзывает боец. Секунда-другая, он уже лежит у двери, разглядывая порог. Осторожно просовывает туда зеркальце. Эту четверку тут что, помирать оставили? Раз заминировали путь вниз? Или какой-то вариант отхода все же предусмотрели и для них? Боевикам сообщили — самолет с их специалистом произвел посадку в аэропорту. Скинули им ролик — там видно, как его выводят. Минут через тридцать машина с ним должна подойти к станции.

У тебя есть двадцать минут. Одну снял — обычная растяжка. Со второй… так просто не пойдет. Небольшим облачком поднимается вверх пыль… и я вижу мерцающий красный лучик, прорезающий это облачко.

Чуял задницей, что какую-то подлянку они здесь приготовили. Заряд — вон там стоит. Смотрю туда, куда он указывает рукой.

Точно, небольшая кучка мусора расположилась около стены, аккурат напротив лестничного марша. Так, чуток довернуть… Второго давайте. Держите, я его осмотрю. И аккуратненько опускаем на пол. Вот по ним и топайте — луч между телами, сантиметров на десять выше.

Ноги аккуратно поднимаете, смотрите, чтобы ничего не болталось и не висело — не ровен час, луч перекроете. Около двери внизу занять позицию! Через пару минут мы все, разом похудевшие на пару килограммов каждый белье — хоть отжимай! В его руке обыкновенный граненый стакан со вставленной туда гранатой. Чеки нет, и предохранительный рычаг удерживается только тонкими стеклянными стенками.

Сверху на запале болтается обрывок нитки. Но оттого не менее смертоносная. Приходилось уже такие вещи встречать. Забираю у Зайца стакан и прячу его в разгрузку. По моему приказу бойцы бесшумно просачиваются в помещение цеха. Серыми тенями скрываются между механизмами и прячутся за толстыми трубами и баками непонятного назначения.

Я, Граф и Рыжий продвигаемся вперед, внимательно оглядывая пол под ногами. Мало ли… тут всякого барахла навалено — полный атас! Можно подумать, что здесь с момента постройки никто ничего и не убирал ни разу. Но нет, дальше все пошло почище, белый кафель на стенах, подметенные полы.

Надо думать, сюда заглядывали чаще. Первого покойника мы нашли через минуту. Худенькая девушка в порванном и окровавленном халате лежит на спине. Тонкие руки привязаны проволокой к ножкам стола. Ноги растянуты в стороны и тоже притянуты проволокой к различным деталям обстановки. Застреленный обнаруживается в следующем помещении. Грузный мужик в спецовке. А вот он не просто так отдал свою жизнь — правый рукав спецовки пропитан кровью. Чужой — мужику стреляли в затылок. Стало быть, на рукаве не его кровь.

Рядом с телом на полу валяется молоток. А на станции дежурная смена из шести человек. С учетом этого мужика еще четверо где-то должны быть. Троих мы отыскали в душевой — их загнали туда и расстреляли в упор. А вот четвертый… Его тело так и не обнаружилось. Минут через десять мы определили местонахождение боевиков. Комната охраны и помещение контрольной аппаратуры. В первой комнате сидели трое мордоворотов с автоматами — стерегли вход.

Их удалось разглядеть — дверь была широко распахнута. Терпкий запах анаши пощекотал мои ноздри — кто-то там курил. Иногда по рации опрашивает посты.

Второй в глубине комнаты, с кем-то там разговаривает. Значит, есть еще кто-то. Ну и ладно, этот вопрос меня мало волнует. Раз уж наши смогли перехватить сигналы с видеокамер, так и с радиообменом, надо полагать, что-то изобрели. Связываемся с боевиками, они должны кого-то выслать навстречу. На пороге здоровенный мужик в камуфляже.

В руках — пулемет. Он подозрительно осматривается по сторонам и отступает внутрь. В дверях появляются двое. На носу — очки в позолоченной оправе. Телевизоры нынче поставляются бесплатно — в рамках программы повышения культурного уровня населения максимально возможного оболванивания, подгоняющего всех телезрителей под один стандарт мышления.

Выключать его можно только на восемь часов в сутки — подразумевается, что в это время я сплю. Если же он не будет включен еще час — счет за электроэнергию вырастет. Еще час — снова рост. А она нынче дороговата… Зато, когда телевизор работает, счетчик минусует столько электроэнергии, сколь сожрал вопящий ящик.

Сжег телевизор киловатт — счетчик минусует его и еще один к нему добавляет. Итого, для однокомнатной квартиры с холодильником и микроволновкой, месячный счет выходит около пятидесяти рублей.

А вот если зомбоящик выключить… от пенсии не так уж много и останется. В телевизоры добавили датчик освещенности и микрофон, оценивающий уровень звука в помещении. Причем не какого-то постороннего звука, а голоса диктора. Не просекшие этой уловки тотчас же получили нехилые счета за свет. И теперь вопли динамиков прямо переадресовывались микрофону. А на экран можно и не смотреть — привыкаешь…. Каждый день — одно и то же.

Всемерное торжество демократии и всеобщее умиление народа. Жутко довольные молодые ребята, веселящиеся в ночных клубах и на модных вечеринках. А что ж не веселиться? Кредит ноне доступен с шестнадцати лет, согласия родителей на это не требуется.

Место работы можно и не иметь, дадут и так. Правда, с одним ограничением. Под кожу берущего вживляется микрочип, хранящий все данные о хозяине. В этом случае даже скидку дают — пять процентов! До фига… это смотря сколько берешь. И продляют охотно, даже задержки небольшие прощают. Нет, дали-то быстро, хотя и покривились, что от чипа отказался.

Но рогом переть не стали — не хочешь, ради бога. Собственно говоря, я рассчитывал быстро эти деньги отдать. Запасы кое-какие были, опять же, и работа имелась. Так что шанс присутствовал. Ага, пока я эти деньги не взял.

Дали их на десять лет. Удивились, когда я попросил пункт о досрочной выплате указать — нет его в стандартном договоре. Уж этот парень, что из банка, так меня уламывал… даже скидку пообещал. Аж на полтора процента! Ну, тут я уже уперся — мол, иначе брать не стану.

Ладно, подписали договор, на мою социальную карту занесли — теперь это документ! Паспорта у нас уже года два как отменили, разве что в глубинке где остались… Всего два документа ныне у нас. Удостоверение личности и социальная карта. По ним теперь все дела и ведут. Очередей нет — сунул в считыватель карту и жди, когда тебя вызовут. Правда, могут вызвать и не сегодня. Я вот как-то неделю ждал… Но дождался, просьбу свою девушке симпатичной изложил — и получил отказ.

Быстро и без проволочек. Не проходили профильного обучения и незнакомы с применяемыми в этой области стандартами. Сожалею — но вам отказано. Картошку и морковку растить — теперь учиться надо?! Да я ее всю жизнь растил на огороде! Но продавать — нет. Мы не можем ставить под удар здоровье потенциального покупателя. Сами себя вы имеете право кормить хоть опилками — свободный человек свободен во всем! Но вот других людей… Увы, это противозаконно. Ваша продукция не прошла контроля качества, не получила нужный сертификат….

У вас сильная профессиональная деформация. Такие вот миловидные девушки в большом количестве возникли почти во всех социальных учреждениях. Как-то очень быстро и почти одномоментно. Они заменили собою пожилых теток, привычно сидевших на своих местах многие годы. По телевизору сообщили, что это братская поддержка от европейских народов изголодавшейся России.

Ну да, большинство этих девиц были из Прибалтики, Польши, еще откуда-то… Так что на все местные обычаи и прочее им было начхать с высокой башни.