Я могу вам помочь. Защитная книга для пожилых людей. Советы на все случаи жизни Аксенов А.П.

Три дня спустя сметите соль на совок, вынесите на улицу и закопайте в землю снег. Веник захватите с собой. Возвращаясь, трижды подбросьте его вверх и не ловите, а обязательно дайте ему упасть на землю или на пол. В каждом доме и в каждой квартире живет домовой.

Изгонять его нельзя, так как он является в какой-то степени защитником домашнего очага. В то же время домовые и черти в одной квартире, как правило, не уживаются. И вот тут вы можете ему помочь, тем самым облегчив жизнь и себе. Спрячьте их подальше в шкафы.

Домовой их не переносит. Если домовой примет ваше угощение, то наутро вы заметите следы его пиршества, да и почувствуете, как изменится атмосфера в доме.

Вы можете прямо на себе ощутить его присутствие. Чтобы он не беспокоил вас, положите в подушку чабрец. Постарайтесь задать ему вопрос: Если же молчит, то у вас будет все в порядке. Среди домовых попадаются и злые, которые больше вредят, чем делают добро. Лучше всего от них избавиться. Для этого пригласите священника, чтобы он трижды освятил ваше жилье.

С солью связано много поверий, примет, ее наделяют магической силой, по ней гадают. Считается, что она враг всей нечисти, всего дурного.

Такая соль сохраняет целебные свойства год. В каждый отдушник также поставьте по ножу, если вы живете в высотном доме.

Можно вместо ножей ставить иголки, но они могут задержать только ведьм и колдунов, а бесы проходят через такую защиту. Никакие злые глаза не смогут навести порчу на ваш огород. Если такой подарок вы занесете домой, то будете задыхаться, терять сознание, ощущать головную боль и слабость. В это время нечистые агрессивны. Или вбейте в форточки по углам четыре иголки, натяните крест-накрест нить.

Возьмите тряпку, вымокните эту воду, стараясь не браться руками, а с помощью какой-нибудь палки. Вынесите эту тряпку на улицу, облейте бензином или керосином и сожгите с молитвой, следите при этом, чтобы дым не шел на вас. Затем вытрите ручку чистой бумагой, которую сожгите или закопайте. Когда гости уйдут, вы освященной водой сбрызните каждый подарок. Если услышите после этого запах паленой шерсти, значит, вам пытались загнать бесов вовнутрь.

На него могут налить воду, в которой обмывали покойника, могут насыпать землю с могилы и т. Все члены семьи пройдут через такой коврик и каждый получит свою порцию порчи. Поэтому не кладите коврики у входных дверей. Если навели порчу женщине на бесплодие, то в данном случае хорошо поможет настойка из семян кирказона: Настоять 10 дней и принимать по 1 ст. Всё та же я. Про девушку, которая была бабушкой. Дольче вита с риском для жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Я могу вам помочь.

Защитная книга для пожилых людей. Советы на все случаи жизни ". Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Перейти на страницу книги. Александр Петрович Аксенов Я могу вам помочь. Советы на все случаи жизни Предисловие Пожилые люди по-разному реагируют на возраст. Сохранить душевное спокойствие, найти взаимопонимание с окружающими помогут советы автора. Поистине неоценимы рекомендации всемирно известного знахаря Александра Аксёнова. Пусть в вашей жизни всегда будут спокойствие, здоровье, радость и счастье!

Чтобы счастье и удача всегда были в вашем доме Дом начинается с порога. Как избежать дурного влияния в повседневной жизни: Как очистить помещение, защитить его от злых сил? Как вести себя в церкви и правильно молиться?

На эти и многие другие вопросы читатель найдет ответ. Я могу вам помочь. Защитная книга для пожилых людей. Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Забирайте заказы без лишнего ожидания.

Я могу вам помочь. Защитная книга для пожилых людей. Советы на все случаи жизни АСТ С возрастом человек становится беззащитным перед влиянием темных сил и недобрых людей. В этом издании собран весь опыт многолетней работы целителя и травника, советами которого пользуются миллионы людей. Советы на все случаи жизни Аксенов Александр Петрович С возрастом человек становится беззащитным перед влиянием темных сил и недобрых людей.

Всемирно известный целитель Александр Аксенов расскажет о том,. Советы на все случаи жизни" Александр Аксенов. Советы на все случаи жизни На складе. Аннотация к книге "Я могу вам помочь. Советы на все случаи жизни" С возрастом человек становится беззащитным перед влиянием темных сил и недобрых людей. Иллюстрации к книге Александр Аксенов - Я могу вам помочь. Советы на все случаи жизни. Рецензии и отзывы на книгу Я могу вам помочь. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Магия любви 6 рец.

Автобиография американского йога 8 рец. Уникальные методики Рами Блекта. Полное руководство по чтению карт и предсказательной практике 14 рец.

Йога в час Бога. Практические рекомендации бывшего материалиста 4 рец. Руководство для гадания и предсказания судьбы 1 рец.

Одухотворенная земля. Книга о русской поэзии Ян Пробштейн

Любой образ и любая. Не только творчество, но и самовыражение, и соответственно,. Тем не менее, Тютчев говорит не о мимесисе, то есть об отображении природы,. Однако, мысль эту можно прочесть и сквозь призму современной теории. Например, Жак Деррида считает, что. Кожинов заметил, что в лирике Тютчева — обилие форм первого лица множественного лица, либо второго лица, как множественного, так и.

Здесь приемы ораторского искусства, и употребление архаизмов как прием новаторский, о чем писали еще Тынянов и Эйхенбаум[3]. По тонкому наблюдению Ю. Тынянова, обратившись к отрывку, фрагменту, Тютчев создал новую законченную форму — философскую.

Используя образ, заимствованный у столь почитаемого поэтом французского философа Паскаля: Тончайший лирик Тютчев — один из самых самобытных и глубоких. Однако, как писал И. Козырев, ученый-физик, всю свою жизнь посвятивший. Поклоняясь стихии воды и отрицая стихию огня, Тютчев создал удивительно осязаемые образы стихий и природы:. Головокружительный образ пылающего небосклона, опрокинутого в воды, является в то же время и образом-символом человеческого бытия.

Откуда, как разлад возник; И отчего же в общем хоре Душа не то поет, что море, И ропщет мыслящий тростник? Используя образ, заимствованный у столь почитаемого поэтом французского философа Паскаля: Тончайший лирик Тютчев — один из самых самобытных и глубоких русских философов.

Однако, как писал И. Козырев, ученый-физик, всю свою жизнь посвятивший настолько глубокому изучению поэзии Тютчева, что многие из его тонких и точных наблюдений были взяты на вооружение профессиональными литературоведами, творчество Тютчева, развивавшееся в соответствии с духовной эволюцией поэта, делится на два главных периода. Поклоняясь стихии воды и отрицая стихию огня, Тютчев создал удивительно осязаемые образы стихий и природы:. Как океан объемлет шар земной, Земная жизнь кругом объята снами.

Головокружительный образ пылающего небосклона, опрокинутого в воды, является в то же время и образом-символом человеческого бытия — подобное видение не только сродни эллинскому: Этот образ и родственное Тютчеву мировосприятие, поэтический мотив, на мой взгляд, характерен также для творчества Паунда, Элиота и Йейтса, Хлебникова, Мандельштама, Борхеса и многих других поэтов. Книги похожие на "Одухотворенная земля.

Книга о русской поэзии" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Отзывы читателей о книге "Одухотворенная земля. Книга о русской поэзии", комментарии и мнения людей о произведении. Книга о русской поэзии. Ян Пробштейн - Одухотворенная земля. Книга о русской поэзии Здесь можно скачать бесплатно "Ян Пробштейн - Одухотворенная земля. Книга о русской поэзии" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры.

Автор книги Ян Пробштейн — известный переводчик поэзии, филолог и поэт. В приложениях даны эссе и беседы автора, характеризующие Пробштейна как поэта и исследователя. Из времени в вечность. О метафизичности и экзистенциальности русской поэзии. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Одухотворенная земля. Книга о русской поэзии" Книги похожие на "Одухотворенная земля. Анатолий Ланщиков - Анатолий Жигулин: Вера Проскурина - Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II.

Евгений Гусляров - Лермонтов в жизни. Систематизированный свод подлинных свидетельств современников. Евгений Добренко - Неканонический классик: Лев Трубе - Остров Буян: Русские классики и их читатели. Дмитрий Сегал - Пути и вехи: Вольф Шмид - Проза как поэзия. Пушкин, Достоевский, Чехов, авангард. Нина Меднис - Венеция в русской литературе. Павел Стеллиферовский - "Чего изволите? Людмила Зубова - Поэзия Марины Цветаевой. Пантелеева - Все произведения школьной программы по литературе в кратком изложении.

Вера Калмыкова - Большой стиль и маленький человек, или Опыт выживания жанра. Михаил Бахтин - Том 2. Записи курса лекций по истории русской литературы, —

Мотеты - книга четвертая Д.П. Палестрина

Motets; For mixed chorus; Scores featuring mixed chorus; For unaccompanied chorus; For 2 mixed choruses; Latin language. Мы создали специально для Вас, используя собственные запатентованные технологии производства репринтных книг и печати по требованию. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии. Обо всём этом и не только в книге Мотеты - книга вторая Д. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2.

Для регистрации на BookMix. Главная Искусство и культура Музыка. Ноты Мотеты - книга вторая Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии. Палестрина Содержательный отзыв длиною более символов, который будет принят модератором, принесёт вам 15 баллов для участия в нашей бонусной программе! Правила начисления баллов за отзыв 1.

Отзыв должен быть уникальным и содержательным; 2. Отзыв не должен содержать нецензурную брань; 3. Отзыв должен относиться к товару, на который он написан; 3. Запрещено в тексте указывать ссылки на сторонние ресурсы, а также адреса электронной почты; 5. Отзыв должен быть написан кириллицей; 6. Запрещено копировать отзывы, мнения и информацию с любых сайтов. Скопированные отзывы могут быть отклонены либо удалены - на усмотрение модератора; 7. Не надо рассказывать сюжет книги, многие хотели бы прочитать ее, не зная финала.

При подсчете количества символов мы не учитываем пробелы, знаки препинания и так далее. Самоучитель игры на фортепиано 1 pуб. Палестрина, выделите её мышкой и нажмите: Мотеты - книга четвертая Д. Москва, вам доступны способы доставки: Вам доступны способы оплаты:

Книга о чудесах преподобного Сергия Радонежского С. Платонов

Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Поиски совершенного языка в европейской культуре. Подлинная история панк-рока в рассказах участников.

Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Обсуждение в группах Отечественные комиксы Здесь обсуждаем отечественные комиксы, все кроме Bubble, для них - отдельная тема.

JoykaOH 1 день 22 часа 25 минут назад. Заметка в блоге Когда реальность страшнее выдумки: BookZizz 1 день 3 часа 12 минут назад. Обсуждение в группах Опрос "Лучшая рецензия весеннего сезона " Рецензии читаем здесь: Интересная рецензия Через тернии - к тарелке. Слуга княжны Мстиславской, Симон Азарьин пришёл в Лавру, чтобы излечиться от болезни, и был исцелён Архимандритом Дионисием.

После этого Симон остался в монастыре и шесть лет был келейником преподобного Дионисия. С по год Азарьин состоял Строителем в приписном к Лавре Алатырском монастыре. После возвращения с Алатыря, в году Симон Азарьин стал Казначеем, а спустя двенадцать лет Келарем монастыря. Первые 53 главы Симоновой редакции до рассказа об инокине Мариамии включительно представляют собой текст Жития Епифания Премудрого в обработке Пахомия Логофета Серба , который Симон разбил на главы и несколько переработал стилистически.

Следующие 35 глав принадлежат собственно Симону Азарьину. Готовя Житие к изданию, Симон стремился собрать наиболее полный список сведений о чудесах Преподобного Сергия, известных со времени кончины святого до середины XVII века, но на Печатном дворе, как пишет сам Азарьин, мастера с недоверием отнеслись к его рассказу о новых чудесах и по своему произволу напечатали только 35 глав о чудесах, собранных Симоном, опустив остальные.

Первый раздел настоящего текста включает в себя собственно Житие Преподобного Сергия Радонежского, кончающееся его преставлением. Второй раздел, начинающийся повествованием об обретении мощей Сергия, посвящён посмертным чудесам Преподобного. Он включает в себя редакцию Жития Симона Азарьина, опубликованную им в году, и его позднюю часть года, содержащую добавления о новых чудесах и начинающуюся с предисловия. Перевод глав 33—53, также как и остальных 35 глав, принадлежащих перу Симона Азарьина, осуществлён Л.

Медведевой по изданию года. Перевод позднейших добавлений Симона Азарьина года сделан Л. Медведевой по рукописи, изданной С. Платоновым в Памятниках древней письменности и искусства СПб.

Разбивка на главы Пахомиевой редакции Жития сделана в соответствии с книгой Симона Азарьина. Слава Богу за всё и за все дела, ради которых всегда прославляется великое и трисвятое приснославимое имя! Слава Вышнему Богу, в Троице славимому, Который есть наше упование, свет и жизнь, в Которого мы веруем, в Которого мы крестились. Которым мы живём, движемся и существуем! Слава Показавшему нам жизнь мужа святого и старца духовного!

Господь знает, как прославить славящих Его и благословить благословляющих Его, и всегда прославляет Своих угодников, славящих Его чистой, богоугодной и добродетельной жизнью. Благодарим Бога за Его великую благость к нам, как сказал апостол: Ныне же мы должны особенно благодарить Бога за то, что Он даровал нам такового святого старца, я говорю о господине Преподобном Сергии, в нашей Русской земле и в нашей северной стране, в наши дни, в последние времена и годы.

Гроб его находится у нас и перед нами, и, приходя к нему с верой, мы всегда получаем великое утешение нашим душам и большую пользу; воистину это великий дар, дарованный нам от Бога.

Книга Света и Книга Источник Жизни. Т.4. Труш А. Н.

В разделе "Ведическое очищение" обнародованы древние материалы, касающиеся очистки "огненных тел" от тёмных энергий после года и др. В разделе "О чём молчат "ягнята" показано, что в настоящее время Мир, в понятии человечество, поделился на две части: Приводятся примеры из печатных работ адептов, тяготеющих к Тёмным Силам и их здоровая критика. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? В мае выходит так много хороших книг, что остаётся только завидовать тем, у кого отпуск уже начался Да, именно на "так далее" я и надеюсь, вот уже два года живя на уютном Букмиксе.

Вчера в одиннадцать часов вечера села В этот день родились: Для регистрации на BookMix. Из выше сказанного видно, что изучением явления смерти, большое значение придавалось с древнейших времен, поэтому и мы начнем изучение данного вопроса с обозрения наследия наших Предков.

И, прежде всего, рассмотрим их представления о структурах Вселенной и самого человека. Вселенная по своей структуре и организации крайне сложна. Но все предания славянских народов говорят, что у всего сущего в нашей Вселенной, есть единый источник, который включает в себя всё мыслимое и не мыслимое разнообразие окружающих Миров. РАМХА источник Новой Действительности, в которую он проявился из предыдущей Старой , в результате рождения ею объединённого мощного энергетического заряда всех мыслящих систем былой структуры.

Этот заряд и является импульсивной, начальной точкой развития новых Вселенных, пространств, новых планетарных систем, новых цивилизаций. В начале в новой действительности образовалось Сверхвеликое абсолютное Нечто материальное облако энергии которое в первозданном виде хаотично, оно является материалом для работы светоносной энергии Ра-М-Хи.

Чем дальше отходил Первозданный Живой Свет, тем менее ярки были духовные искры. Энергия света проявившегося из старой действительности была жизньродящей и несла в себе информацию о формах жизни из старой действительности.

Попадая в новый Мир, энергия Света передавала знания о строении и формах жизни. Та часть Первозданного Живого Света, которая излилась в низы глубокие и там с тьмой и мглой смешалась, образовала Первозданные Сполохи, из которых наша Вселенная и Вселенные, выше расположенные, родились.

Но везде, и в верхах, и в низах, как река голубая, шла полоса Живого Света, с Мглою не смешивающаяся, называемая Золотым Путем. Первозданный Животворящий Свет, соединяя множество Реальностей, породил так называемые Великие Древа Миров, листьями которых являются различные Миры и Реальности. И чем ближе к Изначальному Источнику Света располагались эти Пространства и Реальности в различных сияющих Мирах, тем большими мерностями они были наполнены.

Косметическое оружие массового поражения. Когда мама одна, а отцов много. С заботой о генофонде. От человекообразия к человечности. Гигиена — основа здоровья. Пить и курить — смердом быть. Наркотики, как одно из средств уничтожения человечества. Юрий Венелин о славянах. Птичка-невеличка, ты откуда, птичка? Ритмы и гармония Вселенной. Воинское искусство на Дону. Волховское искусство казаков-характериников применяемое для лечения в современных условиях.

Навное боевое искусство характерников. Наузы Древняя Российская история от начала Российского народа до кончины великого князя Ярослава первого или до года. Свод здравы Джи кХай. Почему мы не воспроизводимся? Слова из словаря для изучающих Наследие Предков. Заговоры Предохранительные средства Использование энергий Стихий Лечение растениями Лечение болезней с помощью животных Чада славяно-арийцев Ритуалы и обряды Массаж ирастирание Обряды Мозаика старинных и современных знахарских средств и приёмов.

Рождение в нашей действительности Человек в Мире Яви Структура человека Энергетическая система человека Характерники Приобретение самосознания и контроль над умом Переход на безпроводную систему Расширение сознания Морок Дыхание и дыхательные приёмы Лечение Биолокация Ясновидение Внетелесная практика Славянская книга мертвых Комментарии. Этническое ядро великороссов Книга историография початия имене, славы, и разширения народа славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствовиями, Королевствами и Провинциями Динлинская проблема Происхождение болгарского народа и образование первого болгарского государства на Балканском полуострове Мы, русские.

Почему русские скопцы были такими богатыми. Берл Лазар требует зачистить политическое поле России от антисемитов. Вибрации, как они влияют на нашу жизнь. Наша боль всегда права.

Книга династий Николай Сычев

Посмотрим, кто кого СИ. Скажи, что ты наша ЛП. Провинциалка для сноба СИ. Сведи меня с ума СИ. Крылья для Доминанта СИ. Сбежать от Судьбы СИ.

Ты счастье мое и беда СИ. Подарки не возвращают СИ. Страсть к вещам небезопасна. Хорошая девочка попадает в неприятности СИ. Невеста твоего брата СИ. При использовании текстов библиотеки ссылка обязательна: Книга династий - Николай Сычев. Книга династий Автор книги: Отечественные автоматические винтовки Автор: Шут и Иов Автор: Шамони — Тур Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье Автор: Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Вставка ссылки Вставка защищенной ссылки Выбор цвета Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера.

Популярные книги за неделю. Когда я откликнулась на просьбу подруги подменить её на рабочем месте, то и не подозревала об одной…. Я уехала за перевал.

Начала новую жизнь вдали от лаэров и их нездоровых амбиций. Но все чаще я…. Даже пирог попробовать не дали, ироды. Вы не можете дразнить таких двух альфа—мужчин, как Хадсон и Ридж, и не ожидать последствий, не…. Московская прописка, коммуникабельность, желание работать. Сделать ещё один шаг к мечте поможет задачник для устного счета, рассчитанный на дошкольников.

С его помощью дети приобретут практические навыки в области устного счета и научатся производить вычисления. Объекты материального мира обладают энергетическим полем, различным по характеру и интенсивности излучения. Все представители флоры и фауны имеют свое индивидуальное биоэнергетическое поле, посредством которого они обмениваются энергетикой с окружающей средой.

Так же и каждый человек наделен индивид Книга посвящена вопросам дыхания и сознания. Неправильное дыхание усугубляет нездоровье. А сознание вообще играет главенствующую роль в организме. О том, как справиться с болезнями посредством правильного дыхания и целенаправленной работы сознания, рассказывается в книге. Неумывакина посвящена лечебным свойствам популярнейшего фитотерапевтического растения - шиповника, известного рекордсмена по содержанию витаминных и других полезных веществ.

Истоки традиций лечебного использования этого растения теряются в глубине тысячелетий, а вот знания о ег Essential Grammar in Use. Это очень известный и популярный во всём мире учебник грамматики английского языка. Построенный по принципу самоучитель-справочник и практический учебник для начинающих elementary студентов. Книга известных авторов, профессиональных врачей, сочетающих в своей практике опыт нетрадиционной медицины, прежде всего посвящена эндоэкологическому внутреннему состоянию человеческого организма, возможности сохранения его чистоты, без чего невозможно быть здоровым.

В книге вы найдете практическ Вы сможете рисовать через 30 дней. Умение рисовать — приобретаемый навык, а не врожденный талант, как полагают многие. Любой может научиться красиво рисовать!

Все, что вам для этого нужно — карандаш, листок бумаги и готовность открыть в себе настоящего художника. Обо всем остальном вы узнаете из этой книги. Переработанный в соответствии с требованиями нового Федерального государственного образовательного стандарта учебник, структура и методология изложения которого сохранены, представляет собой основу учебно-методического комплекса по физике для 7 класса, в который также входят электронное приложение к

Повесть о Ходже Насреддине. В 2 книгах. Книга 2. Очарованный принц Леонид Соловьев

Чехов Антон - Жалобная книга. Джером - Юмористические рассказы. Вудхауз Полем Грэнвил - Жасминовый домик. Загорцев Андрей - Рассыпуха. Диланян Оганес - Уролога. Даль Роальд - Татуировка. Веллер Михаил - Долина идолов. Прошу прощения, но Ирина Воробьева читает — ужасно! Особенно в восточных терминах и фамилиях. Сбился со счета, сколько раз Воробьева ошибается. Высота и глубина тона все время меняется не впопад.

Бедные дети и взрослые, которые вынуждены будут слушать ее, ибо нет альтернативы в интернете… Особенно жаль детей!

Они ведь не в состоянии пока понимать, что правильно, что нет. Боюсь, некоторые из них и потом будут не в состоянии понимать, так-как могут на всю жизнь запомнить именно такое, ложное произношение слов и расстановку ударений. Это — хуже всего…. Неплохого вояку, дворянина, изобретателя!!! Читает на несколько голосов, даже женские Калбазов Константин - Сотник Лансдейл Джо - Мир Джо Лансдейла 6. Ходжа Насреддин с неподдельным вниманием слушал пророчества нищего о райском расцвете земли, - не раньше, правда, чем через тысячу пятьсот лет Старый дервиш был в точности осведомлен о своем бессмертии, поэтому держался с веками и тысячелетиями запросто, на дружеской ноге, но Ходжу Насреддина такой срок повергал в уныние.

Он привык считать землю своим родным домом, а не случайным караван-сараем на путях звездных странствований, и ему хотелось поскорее навести в этом доме порядок. Умственный взор его терялся в этой необозримости А время шло к полуночи. Ходжа Насреддин попробовал вернуть зведностранственного старца из его туманных парений к земле, к тому делу, ради которого они сошлись в этой келье.

Осмелюсь добавить, что время позднее, а минуты летят, - поведай же мне свое дело. Берусь исполнить, лишь бы оно не выходило за пределы человеческих сил. Впрочем, если и выходит, но не слишком далеко, - я тоже исполню!

Глубоко вздохнув, старец начал свой рассказ: И вот однажды - о черный день моей жизни! Завладев озером, Агабек поселился на его берегу и обложил несчастных жителей селения такими неслыханными поборами за воду для поливов, что многие впали в бедность, а иные разорились совсем Скрытое рыдание перехватило голос старика, остановив на минуту его речь.

Он справился со своим волнением и продолжал: Я мучаюсь, проливаю слезы, терзаюсь раскаянием, но исправить ничего не могу. Подобно камню, висит на мне это зло, и когда я окончу земной путь - оно воспрепятствует моему переходу в иное, высшее бытие, ибо дух человека не может считаться достигшим должной степени совершенства, если на земле после него осталось посеянное им и не исправленное Ты прав, многомудрый наставник, - такой задачи я никогда бы не смог для себя уяснить, не выслушав предварительно всех твоих поучений.

Говори, где находится оно, твое озеро? В ночной тишине Ходжа Насреддин услышал далекое пение полуночных петухов. Последний, второй день старца окончился, его уста сомкнулись до следующей весны, согласно обету. Ходжа Насреддин не мог скрыть досады: В невыразимой скорби, в отчаянии, нищий закрыл ладонями худое, изможденное лицо.

Жалость горячей волной толкнула Ходжу Насреддина в сердце, щеки залились жгучей краской стыда. Я найду озеро и найду Агабека, - клянусь той звездой, на которую мне предстоит переселиться! Как только зацветет миндаль в моем садике, я тронусь в путь. Совершенствуй спокойно свое духовное существо и дальше, о звездностранственный старец, а все остальное предоставь мне! Возвращаясь в темноте домой, шлепая по лужам, он то усмехался, то погружался в раздумье.

Ночь была холодная, сырая, но в пахучей влажности ветра, в чистоте и ясности звездного блеска чувствовалась близость весны. Ходжа Насреддин свернул в свой переулок. Здесь у дороги стоял дуплистый, хорошо ему знакомый тополь - очень старый, судя по рубцам и черным мозолям на его заскорузлой коре. Сейчас его ствол был невидим в темноте, слившей воедино землю, дома и заборы, - но раскидистая крона тонко сквозила на темно-прозрачном небе, слегка серебристом от звезд.

Подпрыгнув, Ходжа Насреддин поймал нижнюю ветку тополя и осторожно, чтобы не сломать, притянул к себе. Всего неделю назад тополь был безжизненным, в тяжелом зимнем сне, как в смерти, - а сегодня под пальцами явственно обозначились почки, еще не клейкие, но уже благоухающие.

И, приникнув ухом к морщинистой коре. Ходжа Насреддин уловил слабый, едва заметный звук, подобный стону далекой струны, - то ли гул полуночного ветра, то ли начавшееся внутри тополя сокровенное движение соков от корня к вершине. Нищий, как и раньше, благодарил молчаливым поклоном и взглядом, полным надежды. Все чище, выше, синее становилось небо, все реже заволакивалось оно тучами; в полдень на солнце можно было сидеть без халата.

Взволнованный приходом весны, Ходжа Насреддин похудел, глаза его светились молодым острым блеском; сон его в эти дни был прерывист и чуток.

Прошла еще неделя; однажды ночью Ходжа Насреддин, томимый бессонницей, вышел в свой маленький садик - и замер от восхищения. Земля плыла в голубом дыму, а темно-прозрачный воздух над нею весь гудел и стонал, наполненный призывным гоготанием гусей, звоном и свистом утиных крыльев. Вольные птицы летели на север. Вздыхал в саду ветер, осыпая землю белым дождем лепестков, гудела в арыках весенняя певучая вода; в конюшне тревожно и радостно заржал жеребенок и гулко ударил копытом в глиняный пол.

Ходжа Насреддин долго стоял в забытьи, внимая великому движению на небесных дорогах. Рассвет застал его в стойле у ишака. Сказать ей прямо, открыть правду? Но ты ведь знаешь ее природу: Различные мысли, как летучие молнии, вспыхивали в его уме, но он отвергал их все, одну за другой. Что же ты молчишь, мой верный ишак; думай, помогай мне! Ишак ответил вздохом и бурчанием в животе. В это время прозрачный розовый луч восхода скользнул сквозь дверную щель в стойло; глаза Ходжи Насреддина ярко вспыхнули навстречу заре.

Вернувшись в этот день с базара, он сказал жене: Этот бухарец выехал из Бухары два месяца назад и сейчас с попутным караваном направляется обратно. Он рассказал, что твой отец жив, здоров и не терпит нужды, только сильно скучает. Как жаль, что мне запрещен въезд в Бухару и мы не можем навестить его!

Гюльджан ничего не ответила, склонилась ниже над своим шитьем. Ходжа Насреддин смотрел на нее с грустной и доброй усмешкой. Кто мог бы узнать в этой толстой крикливой женщине с красным лицом прежнюю Гюльджан?

Но у Ходжи Насреддина было двойное зрение, и он, когда хотел, мог смотреть на свою любимую жену глазами сердца и видеть ее прежней. И, возможно, старый Нияз увидит с крыши этот караван. А потом бухарец расскажет ему о нас - что мы живы, здоровы и живем в Ходженте, отделенные от Бухары всего лишь неделей пути. И еще он расскажет Ниязу, что аллах послал ему семерых внуков и все они любят своего деда, хотя никогда не видели его Гюльджан вздохнула, на ее ресницах повисла слеза.

Впрочем, запрет касается только меня, а ты с детьми вполне могла бы поехать. Через неделю ты уже обнимала бы старика; жаль, что у нас нет денег на поездку. Ходжа Насреддин только и ждал, чтобы она первая заговорила о кошельке. Весь дальнейший разговор был известен ему заранее, как известна бывает опытному лодочнику река, на которой он вырос, - со всеми изгибами, отмелями и опасными перекатами.

Он уверенно повел вперед свою лодку. В голосе Ходжа Насреддин ясно слышал грозный бурлящий гул его водоворотов. Он вторично ударил веслом и, минуя все тихие заводи, вывел лодку на самую середину реки, в быстрину: А выстлать можно и мрамором Лодка неслась стремительно, впереди уже виднелась белая пена, кипящая на подводных камнях. Плотники говорят, что на это понадобится еще двести.

Столько же придется заплатить за ковры. А напоследок позову мастеров, чтобы они расписали весь наш дом изнутри и снаружи синими цветами. Синие цветы только сейчас пришли ему в голову, он сказал и - сам испугался. Весло вдруг переломилось, лодка с размаху ударилась о камни, перевернулась, водоворот подхватил и понес Ходжу Насреддина.

Были крики и были слезы до самого вечера. Два дня пришлось ему с непокрытой головой стоять под ливнем ее упреков, - зато на третий день у ворот появилась крытая арба: Пригревшийся на солнце возница клевал носом в сладкой дремоте; дремала и пегая кобыла, осев на левую заднюю ногу; наставления Ходжи Насреддина были совершенно излишними, ибо прошло уже очень много лет с тех пор, как эта почтенная пара пускалась вскачь.

Настелив на арбу мягкой рисовой соломы и прикрыв ее дорожным ковриком. Ходжа Насреддин долго носил из дому разные узлы, корзины, сумки; наконец из калитки вышла Гюльджан, а за нею цепочкой, по росту, - семеро, и все сыновья. Возница встрепенулся, приосанившись в седле, крепче упер ноги в оглобли, взмахнул плетью, показывая всеми этими движениями, что он - готов, и опять задремал, по опыту зная, что еще не скоро скажут ему: Ходжа Насреддин помог жене взобраться по спицам колеса на арбу, затем передал ей всех сыновей, крепко целуя каждого на прощанье.

На арбе образовался многорукий пестроголовый клубок, издающий писк, визг и вопли, а посередине, как наседка над цыплятами, восседала озабоченная и в последнюю минуту взгрустнувшая Гюльджан. Во-первых, отнести меднику в починку дырявый кумган, во-вторых, прочистить дымоход, в-третьих, отдать мяснику долг, шестнадцать таньга.

Не задерживайся в Бухаре слишком долго, о свет моих очей! Снова началось прощанье - объятия, поцелуи, писк, визг и вопли; Ходжа Насреддин в суматохе никак не мог уследить, какого из сыновей он поцеловал дважды, а какого пропустил, и в десятый раз принимался целовать всех снова. Между тем солнце поднялось высоко, утренние легкие тени сменились дневными, короткими и резкими, возница выспался, кобыла застоялась - пришло время трогаться.

Ходжа Насреддин шел сзади. Миновали переулок, миновали знакомый тополь, что выбросил уже листья и навис легким зеленым облаком над дорогой. Миновали базарную площадь; недалеко осталось до городских ворот. Он поблагодарил ее улыбкой за эту шутку, остановил арбу, в последний раз перецеловал семейство - от Гюльджан до самого маленького И долго потом стоял на дороге, глядя вслед уезжавшим; наконец арба скрылась за поворотом, ее скрипение затихло, - он остался один. Задумчивый и грустный возвращался он домой, вспоминая слова Ибн-Хазма: Дворик встретил его солнечной тишиной; только кричала в саду светлым одиноким голосом иволга, - раньше, за вечным шумом и возней ребятишек.

Ходжа Насреддин ни разу не слышал ее. Не заходя в опустевший дом, он направился к сараю, приоткрыл дверь, тихонько свистнул. В сарайчике послышались тяжкие вздохи, сопение, шуршание, и вышел ишак - толстый, сонный, хмурый, отвыкший от солнца, недовольно жмурящийся на ярком свету.

Он поднял уши и посмотрел вокруг, как бы в недоумении. Они все уехали в Бухару, к старому Ниязу, и мы с тобою теперь свободны, как вольные птицы. Собрать переметные сумки и заседлать ишака было для Ходжи Насреддина делом пяти минут. У нас, мой верный товарищ, очень много дела и очень мало времени.

Большая дорога ждет нас! Он запер дом большим медным замком, припер калитку изнутри двумя толстыми жердями - и затем, нисколько не тревожась о дальнейшей сохранности своего имущества, выехал через пролом в заборе на дорогу. Нищий сидел на обычном месте и, слегка запрокинув голову, устремив глаза в голубое небо, задумчиво и тихо улыбался, предчувствуя, быть может, свой полет сквозь эту светоносную бездну. Ходжа Насреддин придержал ишака: Жди меня обратно через три месяца; тогда я расскажу тебе об озере, об Агабеке и, надеюсь, смогу назвать мою веру.

Какой радостью, каким восторженным умилением осветилось лицо старика! Он встал, поклонился Ходже Насреддину, коснувшись рукою земли; губы его беззвучно шевелились, - он творил напутственную молитву. За городскими воротами дорога поворачивала к реке. Ходжа Насреддин ехал сначала побережными садами, потом свернул на проселок, в поля. Вокруг лежали влажно дымящиеся пашни, усыпанные людьми: В низинах, на рисовых полях, работали по трое: Была середина апреля; тень от деревьев - еще вчера прозрачная, сквозная - сегодня ложилась на дорогу густо и слитно: Многомилостивая, она не делала различий между благородным миндалем и убогим степным саксаулом, между двуногими и четвероногими, крылатыми и ползающими, - на всех равно изливала она свою благодать, признавая всех равно достойными жизни и счастья.

Навстречу ей дружным ликующим хором свистели и щебетали птицы, квакали лягушки, звенели ящерицы, а муравьи, козявки, букашки и прочая земная мелочь, от природы лишенная голоса, выражала свой восторг суетливым ползанием и беготней.

Мог ли Ходжа Насреддин молчать среди такого радостного торжества? Опьяненный весенним простором, солнцем, свободой, он присоединил свой голос к общему ликующему хору. Арык бежит - для меня, Пчела гудит - для меня, Цветут сады - для меня, Потому что я - человек!

Певцы поют - для меня, И в бубны бьют - для меня, Горит душа у меня, Потому что я - человек! Поля вокруг - для меня, Ишак мои - друг для меня, Зовет дорога меня, Потому что я - человек! Увидев стадо, идущее на водопой, он спел: Блестит вода - для меня, Идут стада - для меня, Года не старят меня, Потому что я - человек! Все, что попадалось ему на пути, находило отзвук в его песне, а так как земля сотворена аллахом круглой и поэтому земные дороги, переходя одна в другую, не имеют концов, - то и песня Ходжи Насреддина была бесконечной; он мог бы объехать вокруг всего света, вернуться домой с противоположной стороны, но с этой же самой песней: Земля кругла - для меня, Она мала для меня, Вновь к дому вернулся я, Потому что я - человек!

Гюльджан встречает меня, Она ругает меня, Она ворчит на меня, Потом целует меня, Потому что я - человек! Тем временем проселок становился все шире, колеи - глубже; навстречу все больше арб, всадников, пешеходов. А к полудню Ходжа Насреддин, с дрогнувшим сердцем, услышал впереди глухой слитный рокот, подобный гулу далекого водопада. То гудела и рокотала большая дорога!

Узнал этот гул и встрепенувшийся ишак и пустился навстречу ему крупной рысью. Очки прыгали на носу Ходжи Насреддина; он сорвал их, швырнул на дорогу, - ударившись о камень, очки разлетелись стеклянными брызгами. Через полчаса большая дорога была перед ним. Как всегда, над нею тяжелым облаком висела пыль, сквозь которую безостановочно двигались люди, лошади, быки, ишаки, верблюды: Все это теснилось, толкалось, ржало, мычало, ревело и вопило на разные голоса, производя оглушительный нестройный шум.

Ходжа Насреддин смело направил ишака в самую гущу; дорога подхватила его, закружила и понесла. Его толкнули справа, подпихнули слева, какой-то бык больно хлестнул его хвостом по лицу, верблюд чихнул на голову. Но уже через пять минут Ходжа Насреддин вполне преодолел свое первоначальное замешательство. Он толкал и обгонял попутных, воевал со встречными, ловко скользил между арбами, нырял под цепи, связывающие караванных верблюдов, отважно направлял ишака в бурые, густо пахучие волны овечьих гуртов Ночь провел он в придорожной чайхане, а зарю встретил уже опять в седле.

Дорога в этот ранний розовый час была тиха и пустынна: Ишак брел то по одной стороне дороги, то по другой, как вздумается; Ходжа Насреддин не мешал ему и не трогал поводьев, занятый своими мыслями. Там, на базаре, я уж, наверное, узнаю что-нибудь об этом Агабеке",думал он, и перед его мысленным взором вставали кокандские площади, мечети, базар, ханский дворец с обнесенным высокой стеной гаремом, где томились, по слухам, двести тридцать семь жен - по одной на каждый день года, не считая постов.

В свое время Ходжа Насреддин побывал в Коканде и оставил по себе долгую память; он усмехнулся, вспомнив жаркую августовскую ночь, веревку на гаремной стене, душную темноту гаремных переходов и закоулков, и, наконец Но здесь Ходжа Насреддин круто осадил коня своей памяти.

Дороги - не было; под копытами ишака расстилался ковер свежей росистой травы и вилась узенькая тропинка; внизу под косогором бежала сердитая горная речка, вся в пене и водоворотах, сбоку зеленела стена цветущего джидовника.

А впереди, вознося за облака снеговые вершины, горбился угрюмый хребет, что час назад был вправо от дороги. Зачем ты свернул с большой дороги, какие преступные замыслы носишь ты в своей голове? Первым его побуждением было - поднять плеть и хорошенько поработать ею; но такой мирный невозмутимый покой стоял вокруг, так приветливо жужжали в джидовнике пчелы и басили толстые мохнатые шмели, так благоухал воздух запахом дикого меда, так ласково грело солнце и улыбалось высокое небо, что его рука сама собой опустилась, не коснувшись плетью спины ишака.

Мог ли в эту минуту он думать, что его слова окажутся пророческими, что скоро и впрямь он будет слугой своего ишака, а тот - его знатным, взыскательным господином?

Но не будем забегать вперед, памятуя слова добродетельного Музаффара Юсупа Раджаби: Тропинка поднималась все выше, речка спряталась на дно глубокой расщелины и, невидимая, глухо ворчала оттуда; навстречу во множестве бежали мелкие стремительные арыки, для которых там и здесь были перекинуты через расщелину водяные мостики - деревянные желоба, покрытые мшистой плесенью и задумчиво ронявшие в светлую глубину под собою тонкие струйки.

Вскоре тропинка углубилась в пахучие заросли мелколиственного джидовника, плюща и дикого винограда; солнечный свет, пробиваясь сквозь ветви, скользил по лицу Ходжи Насреддина горячими пятнами; так же легко, не оставляя следов, скользили и его мысли, вернее - призраки мыслей: До ближайшего селения оказалось часа полтора пути, а весеннее солнце пригревало жарко; Ходжа Насреддин снял халат и ехал в одной рубахе, поминутно вытирая платком пот с лица.

Зато селенье встретило его прохладой чайханы, висевшей над обрывом и со всех сторон открытой горному ветру. Дюжий чайханщик, обрадовавшись новому гостю, кинулся раздувать огонь под кумганами, - потянуло смолистым запахом арчи, благоуханного дерева ферганских гор. Гостей в чайхане кроме Ходжи Насреддина было четверо: Они сидели тесным кружком, обходясь одним чайником и одной круговой чашкой, и шептались о чем-то запретном, что было ясно из их опасливых взглядов, кидаемых искоса на Ходжу Насреддина.

Не желая мешать их беседе, он повернулся спиною к ним, лицом к обрыву. Внизу расстилалась цветущая долина: Утренняя дымка разошлась, и горы как будто придвинулись; Ходжа Насреддин ясно видел белые пустыни снежных полей, обрывы и ущелья, полные фиолетовых теней; ниже снегов по бурокаменистым склонам вились серебряные жилки потоков.

И в лицо ему тянуло оттуда, с гор, тонким и свежим снеговым ветром. А шепот в углу продолжался, и все горячее; Ходжа Насреддин чувствовал затылком четыре пары внимательных глаз.

Мы заметили следы желтой пыли на твоих сапогах, а здесь у нас дороги каменисты и дают только белую пыль. И мы решили, что ты человек чужеземный и приехал к нам из долины, - верно ли это? Быть может, взбунтовались ходжентские лепешечники? Или канибадамские маслоделы отказались платить подати? Или, может быть, что-нибудь стряслось в Ура-Тюбе? Старик многозначительно подмигнул своим приятелям. Может быть, ты желаешь узнать еще что-нибудь "на всякий случай"? Старик понял насмешку, промолчал, сдвинув нависшие брови и спрятав за ними глаза: Ходжа Насреддин решил помочь старику: Но если бы ты знал наших добродетельных правителей, этих кровопийц Мы хотели спросить, - старик понизил голос до шепота, остальные, все трое, придвинулись вплотную, - мы хотели спросить, не знаешь ли о появлении в наших местах Ходжи Насреддина?

Все что угодно готовился услышать Ходжа Насреддин - только не свое имя! Он поперхнулся чаем, закашлялся. А Ходжа Насреддин, внимая этим речам, думал, что излишне поторопился снять свои темные очки. Его узнали; сидя в этой маленькой чайхане, он мысленно слышал нарастающий гул кокандского, андижанского и прочих долинных базаров, взволнованных его именем. Мне достоверно известно, что Ходжа Насреддин пребывает сейчас далеко от здешних мест.

На чем основана твоя уверенность? Подал голос и чайханщик от своих кумганов: Он обзавелся многочисленной семьей, купил дом и позабыл о прежних скитаниях.

Его серый ишак день ото дня толстеет в своем стойле, да и сам Ходжа Насреддин изрядно растолстел от мирной сидячей жизни. Он поглупел, обленился и теперь никуда не выходит из дому без темных очков, опасаясь, как бы его не узнали.

Пастухи, чайханщик и старик переглядывались и перемигивались. Нынче его зовут Узакбай, ныне он В тревоге за целость своих костей, он уже готов был открыться перед ними что, впрочем, вряд ли было бы принято с доверием , - но помешал чайханщик.

Могучим пинком он выбросил Ходжу Насреддина с помоста на дорогу, под ноги ишаку: Иначе, клянусь, я обломаю о твою спину все мои жерди! Не отвечая ни слова, Ходжа Насреддин поднялся с четверенек, вскочил в седло и рысью погнал ишака по дороге, охая и кряхтя при каждом толчке.

А вслед ему неслась из чайханы пятиголосая брань. Здесь уместно вспомнить слова веселого бродяги и пьяницы Хафиза, избитого толпой на ширазском базаре за насмешливый отзыв о несравненных газелах поэта Хафиза: Так оборачивается для человека на этой скорбной земле даже его слава - во вред и тягость ему!..

Спешившись и присев на придорожный камень, он долго ощупывал руки, ноги, шею и голову. Все тот же цветущий джидовник источал навстречу ему пряный запах дикого меда, на камнях грелись разноцветные ящерицы - бирюзовые, сапфировые, изумрудные и просто серенькие, со скромным, но - если присмотреться - очень красивым и тонким узором на спинке, в небе звенели жаворонки и свистели щуры, вспыхивали в солнечных полосах пчелы, мерцали слюдяными крылышками стрекозы; словом, все вокруг было так же, как и час назад, будто путь Ходжи Насреддина и не прерывался и он вовсе не заезжал в одну столь негостеприимную чайхану над обрывом.

Он умел хорошо помнить, но умел, когда нужно, и забывать. К тому же боль в спине и боках затихла, за что он мог воздать благодарность своему толстому дорожному халату, смягчившему удары. Вскоре его обида совсем растаяла, - он улыбнулся, потом усмехнулся и, наконец, громко расхохотался: Его шутливая речь была прервана слабым протяжным стоном.

Ишак фыркнул, поднял уши, остановился. Ходжа Насреддин увидел лежащего под кустом человека, с головой накрытого халатом. Почему ты лежишь здесь и стонешь так жалобно, словно твоя душа расстается с телом? Пришлось Ходже Насреддину спешиться. Дабы предотвратить ее свирепость, я должен заблаговременно произвести некое целительное действие; на этот раз я не смог сделать этого вовремя - и вот лежу на дороге, всеми покинутый, забытый, без помощи и сочувствия.

Мы вдвоем доберемся до ближайшего селения, найдем лекаря, и с его помощью ты произведешь потребное целительное действие. Ох, для этого действия мне нужен вовсе не лекарь Больной приподнялся, сбросил халат с головы, открыв плоское широкое лицо, совершенно голое, без всяких признаков усов или бороды, украшенное крохотным носом и парой разноцветных глаз; один тускло синел, затянутый бельмом, зато второй, желтый и круглый, смотрел так пронзительно, что Ходже Насреддину стало даже не по себе.

Кое-как он поднялся в седло. Ишак, понимая, что везет больного, был осторожен на спусках и не прыгал через арыки, а переходил вброд. Ходжа Насреддин шагал рядом, искоса поглядывая на своего стенающего спутника. Дорога пошла круто на спуск. Миновали два поворота, - и Ходжа Насреддин увидел внизу желтые плоские кровли небольшого селения. По дыму, весело восходившему в ясное небо, он узнал чайхану и, памятуя недавний урок, дал себе твердое слово не вступать ни в какие беседы о себе самом, что бы ни говорили вокруг.

Но кому суждено быть в один день дважды битым, тот будет в этот день дважды бит; так именно с ним и случилось. В чайхане он потребовал одеяло, заботливо уложил больного, затем обратился к чайханщику с вопросом о лекаре. Выпив два чайника, больной склонил голову на подушку и задремал, тихо стеная в своем страдальческом полусне. Ходжа Насреддин подсел к другим гостям и затеял с ними разговор, в надежде узнать что-нибудь о горном озере Агабека.

Нет, никто из них не слышал о таком озере. Что же касается человека по имени Агабек, то не разыскивает ли путник того мельника, что в прошлом году так выгодно продал свою хромую корову, искусно скрыв от покупателя ее порок?

Или, может быть, - кузнеца Агабека? Или того, старший сын которого недавно женился? Тогда не тот ли, что минувшей осенью провалился со своим навьюченным быком на ветхом мостике через ручей? Стремясь услужить Ходже Насреддину, они назвали десятка полтора Агабеков, но владельца горного озера среди них не было.

Кто-то сзади легко тронул Ходжу Насреддина за плечо; он думал - чайханщик; обернулся и в изумлении вытаращил глаза. Перед ним, радостно ухмыляясь, стоял недавний больной, всего лишь час назад находившийся на грани перехода из бренного земного бытия в иное состояние Ходжа Насреддин готов был поклясться, что в наинизшее, какое только существует для самых прожженных плутов! Он стоял и ухмылялся, его плоская рожа сияла, круглое око светилось нестерпимым котовьим огнем.

Для такого действия лишний человек - только помеха; я всегда лечусь сам, без лекаря. Не переставая дивиться его исцелению. Ходжа Насреддин рассчитался с чайханщиком и направился к ишаку. Одноглазый, определив его, кинулся затягивать подпругу седла.

Пристыженный насмешкой, одноглазый начал оправдываться, говоря, что хотел только проверить подпругу. За селением, вдоль дороги, как бы сбегая к ней с крутого склона, тянулись сады, огороженные низенькими, в пояс, заборами дикого камня.

Сюда, в предгорья, весна опаздывала, словно и ей были трудны подъемы и повороты здешних дорог: Узкая каменистая дорога была совсем безлюдной, колеи - едва заметными; арбяной путь здесь кончался, дальше, к перевалу, шел только вьючный. Все прохладнее, свежее становился ветер, летевший от снеговых вершин, все многоводнее - мутно-ледяные арыки, все шире - голубой простор вокруг. Небо синело; воздух был до того летуч и легок, что Ходже Насреддину никак не удавалось наполнить им грудь.

Одноглазый дышал тоже с трудом, но ходу не сбавлял, хотя Ходжа Насреддин, из сожаления к нему, то и дело придерживал ишака. Одноглазый не ответил, только оглянулся через плечо на дорогу. Сзади послышался далекий топот коней. Одноглазый прибавил шагу и начал оглядываться поминутно. Через десяток шагов одноглазый сказал: Хорошо бы нам отдохнуть где-нибудь в стороне. За камнями, в укрытии Конский топот надвинулся вплотную; одноглазый завертелся, засуетился - ив эту минуту из-за поворота вынеслись всадники.

Впереди на незаседланной лошади, болтая босыми ногами, мчался чайханщик, за ним - гости, недавние собеседники.

Подоспели остальные, попрыгали с лошадей, окружили Ходжу Насреддина и его спутника. Он кинулся к ишаку, взялся обшаривать переметные сумки. Зачем ты шаришь по моим сумкам? Разве что у твоего кумгана вдруг выросли ноги и он сам прыгнул в сумку? С этими словами он, к несказанному изумлению Ходжи Насреддина, вытащил из правой сумки новенький блестящий кумган.

В ярости чайханщик подпрыгнул, ударил себя в грудь кулаком. Это послужило знаком для остальных. В следующее мгновение Ходжа Насреддин и одноглазый лежали на дороге, осыпаемые бранью, ударами и пинками. Ходже Насреддину еще раз представился случай воздать благодарность своему толстому дорожному халату.

Удары и пинки возобновились. Наконец чайханщик и его друзья вполне насладились местью. Потные, запыхавшиеся, они покинули поле битвы, столь бесславной для Ходжи Насреддина.

Опять ударили в камень звонкие подковы, затихли в отдалении Ходжа Насреддин поднялся; его первые слова были обращены к ишаку: Мой халат показался тебе слишком пыльным? Я не поленюсь и проеду сто пролетов стрелы, но разыщу где-нибудь живодерню с заржавленными от крови крючьями, с кривыми зазубренными ножами, сделанными из серпов, с длинными карагачевыми палками, на которых распяливают ишачьи шкуры!

Ишак мигал белесыми ресницами, морда у него была невинная, кроткая, будто бы все эти угрозы относились вовсе не к нему. Одноглазый лежал ничком и не шевелился. Ходжа Насреддин слегка тряхнул его за плечо. Одноглазый опасливо поднял голову: Я думал - отдыхают Он сел на ишака, тихонько щелкнул его между ушей - обычный знак трогаться. Одноглазый вдруг залился слезами и упал на колени, загородив Ходже Насреддину путь. Молю, будь милосерден, - выслушай, и тогда многое представится иначе твоим глазам!

Его волнение было неподдельным, слезы - искренними; крупная дрожь сотрясала все его тело. Но поверь, незнакомец, я сам больше всех страдаю от своей преступности. И нет в мире ни одной души, которая захотела бы меня понять!.. Все это было так неожиданно, что Ходжа Насреддин растерялся. Частью из любопытства, частью из жалости, он согласился выслушать вора.

Еще будучи грудным младенцем, я однажды украл серебряную заколку с груди моей матери, и, когда она переворачивала весь дом в поисках этой заколки, я, еще не умевший говорить, исподтишка ухмылялся, лежа в своей колыбели, спрятав драгоценную добычу под одеяло Окрепнув и научившись ходить, я сделался бичом для нашего дома. Я тащил все, что попадалось под руку: Украденное я прятал так ловко, что ни отец, ни мать не могли разыскать пропажи; затем, улучив удобную минуту, я бежал со своей добычей к одному безносому горбатому бродяге, который ютился на старом кладбище, среди провалившихся могил и вросших в землю надгробий.

Он приветствовал меня словами: Вор всхлипнул, обратившись мыслями к золотому невозвратному детству, затем шумно потянул носом, вытер слезы и продолжал: Мать не могла видеть меня без слез, с отцом делались корчи, и он говорил: Ко дню моего семилетия наша семья впала в бедность, близкую к нищете, зато горбун открыл на базаре собственную чайхану с игорным тайным притоном и курильней гашиша в подвале под помостом Видя, что дома взять больше нечего, я обратил свои алчные взоры и нечестивые помыслы к соседям.

Я вконец разорил колесника, что жил слева от нас, выкрав у него со дна колодца горшок с деньгами, которые он копил в течение всей жизни; затем я в два месяца с небольшим поверг в полную нищету соседа справа, опустошив его дотла. Никакие замки и запоры не могли меня удержать: Терпение моего отца истощилось, он проклял меня и выгнал из дому. Я ушел, прихватив его единственный халат и последние деньги - двадцать шесть таньга. Мне было в ту пору восемь с половиной лет Не буду утомлять твоего слуха рассказами о моих странствиях, скажу только, что я побывал и в Мадрасе, и в Герате, и в Кабуле, и даже в Багдаде.

Всюду я воровал, - это было моим единственным занятием, и в нем я достиг необычайной ловкости. Тогда вот и выдумал я этот гнусный способ - ложиться на дорогу, притворяясь больным, с целью обворовать человека, проявившего ко мне милосердие. Скажу не хвастаясь, что в презренном воровском ремесле вряд ли со мною может сравниться кто-либо из воров не только Ферганы, но и всего мусульманского мира! Он помолчал, наслаждаясь изумлением, отразившимся на лице Ходжи Насреддина, потом его желтое око заволоклось туманом воспоминаний.

Мне было восемнадцать лет, когда я впервые попал в Багдад, в этот сказочный город, полный сокровищ и лопоухих дураков, владеющих ими.

Я хозяйничал в лавках и сундуках багдадских купцов, как в своих собственных, а напоследок забрался в сокровищницу самого калифа. Не так уж и трудно было в нее забраться, по правде говоря. Сокровищница охранялась тремя огромными неграми, каждый из которых в одиночку мог бороться с быком, и считалась поэтому недоступной для воров и грабителей. Но я знал, что один из негров глух, как старый пень, второй - предан курению гашиша и вечно спит, даже на ходу, а третий наделен от природы такой невероятной трусостью, что шуршание ночной лягушки в кустах повергает его в дрожь и трепет.

Я взял пустую тыкву, прорезал в ней отверстия, изображающие глаза и оскаленный рот, посадил тыкву на палку, вставил внутрь горящую свечу, облек все это белым саваном и поднял ночью из кустов навстречу трусливому негру. Он судорожно вскрикнул и упал замертво. Сонливый не проснулся, глухой не услышал; с помощью отмычек я беспрепятственно вошел в сокровищницу и вынес оттуда столько золота, сколько мог поднять.

Наутро весть об ограблении калифской сокровищницы разнеслась по всему городу, а затем - по всему мусульманскому миру, и я стал знаменит. Все эти россказни обо мне, относящиеся к различным принцессам, - вздор и выдумки. С детских лет я презирал женщин, и - благодарение аллаху! Ни за что в мире я не женился бы ни на какой принцессе, даже самой прекрасной! Вор понял и оценил насмешку; его плоская шельмовская рожа с бельмом на одном глазу и с огромным синяком под другим осветилась ухмылкой: Ходжа Насреддин насторожился, опасливо оглянулся.

Но вокруг было ясное весеннее безлюдье; скользили по бурым склонам тени облаков, плывущих на юг, висели в солнечном воздухе на мерцающих крыльях стрекозы; рядом с Ходжой Насреддином примостилась на горячем камне изумрудная ящерица и дремала, приоткрывая время от времени живые черные глазки с узеньким золотым ободочком.

Но в действительности между нами нет и не может быть никакого сходства. В противоположность Ходже Насреддину, я провел всю жизнь в пороках, сея в мире только зло и нисколько не заботясь об усовершенствовании своего духовного существа, без чего, как известно, невозможен переход из бренного земного бытия в иное, высшее состояние.

Своими гнусными делами я обрекал себя начать сызнова весь круг звездных странствий. Ходжа Насреддин не верил ушам: Догадки, одна другой невероятнее, теснились в его уме. Подозрения не оправдывались; на этот раз совесть одноглазого была чиста: С душевным прискорбием должен сознаться, что и эту единственную встречу я ознаменовал гнусным делом. Однажды весной, шныряя по самаркандскому базару, я услышал шепот: Этот человек покупал халат и собирался расплачиваться.

Его лицо я увидел только на мгновение, мельком. И в мою душу закралось дьявольское искушение - обокрасть его. Нет, не ради наживы, ибо я в то время имел достаточно денег, но из одного лишь гнусного воровского честолюбия. Тихонько, сзади, я подошел к ишаку и гладкой палочкой засунул ему под хвост вывернутый наизнанку стручок красного едкого перца.

Почуяв в некоторых частях своего тела невыносимое жжение, ишак начал вертеть головой и хвостом, а затем, решив, что под его задом разложили костер, - заревел, вырвался из рук Ходжи Насреддина и бросился в сторону, опрокидывая на пути корзины с лепешками, абрикосами и черешнями. Ходжа Насреддин погнался за ним; возникло смятение; воспользовавшись этим, я без помехи взял халат с прилавка Ты едва не свел с ума нас обоих, - я пролил десять потов, стараясь утихомирить его брыкание и вопли, прежде чем догадался заглянуть ему под хвост!

Ах, если бы ты попался мне тогда под горячую руку, - после этого даже канибадамские сапоги показались бы тебе мягче пуховых подушек! Забывшись, он своим негодованием выдал себя; когда опомнился - было уже поздно: Трудно описать чувства одноглазого вора.

Он упал перед Ходжой Насреддином на колени, схватил полу его халата и приник губами к ней, словно паломник при встрече со святым шейхом. Я самый обычный человек на этой земле, - сколько вам раз повторять! И не хочу быть никем иным: Хотел бы я знать, кто спасет меня самого от вас? Но, видимо, судьба и в самом деле записала где-то в своих книгах, что Ходже Насреддину за сорокалетним рубежом надлежит заниматься духовным спасением заблудших; пришлось ему вновь усесться на тот же камень и дослушать до конца повесть одноглазого вора.

Я пребывал в своих гибельных пороках и заблуждениях, пока не встретил одного благочестивого старца, мудрые поучения которого вожглись в мою грудь, как Сулейманова печать.

Этот старец обнажил передо мною всю мерзость моих пороков и указал способ очищения, но я, глупец, не сумел им воспользоваться.

Расскажу все как было, по порядку. Пять лет назад, в конце зимы, я пришел в Маргелан - город шелка. Шайтан соблазнил меня запустить руку в пояс к афганцу; на этом я попался. Афганец меня схватил, я вырвался, в погоню за мной кинулся весь базар; я метался, как перепел в сетке. Вероятно, этот день был бы в моей жизни последним, но, забежав в один переулок, я услышал слабый старческий голос: Мы обменялись халатами; я сел на его место и низко опустил голову, чтобы скрыть лицо, а нищий перешел через дорогу и сел напротив.

Преследователи, ворвавшиеся в переулок, не обратили внимания на двух смиренных нищих, промчались мимо, рассыпались по дворам. Воспользовавшись этим, старик вывел меня из переулка и укрыл в свое убогом жилище. Почему же ты не последовал по благочестивому пути, указанному старцем? Знай же, что я не остался глух к поучениям старца. Подобно жаркому пламени, его слова растопили свинец моих заблуждений.

Перед тем как пропели полуночные петухи и старец умолк, я, заливаясь слезами, раскаялся. Охваченный благоговейным трепетом, я дал ему клятву исправиться, вступить на стезю добродетели, с тем чтобы никогда уж больше не покидать ее. Тогда-то и назвал старец твое имя и открыл мне великий смысл твоего земного бытия. Если ты сможешь уподобиться ему хотя бы в ничтожной мере - ты спасен для будущего высшего бытия в иных воплощениях".

Я покинул лачугу старца на крыльях надежды, мое сердце светилось в груди. Клянусь, - уже давно я вступил бы на предуказанную им тропу, если бы дьявол, этот известный враг людей, этот коварный гаситель всех наших спасительных устремлений и благородных порывов, не поспешил подстелить мне под ноги свой мерзкий, жилистый, облезший хвост, наступив на который я и поскользнулся!..

Сжигаемый нетерпением поскорее начать новую жизнь, я решил отправиться в Коканд, где меня знали меньше, чем в других городах. У меня было около четырех тысяч таньга, в моем воображении пленительно рисовалось будущее, преисполненное одной только добродетели, без малейшей примеси греха.

Я предполагал открыть в Коканде чайхану, застелить ее коврами, повесить клетки с певчими птицами и в тишине, в прохладе, под нежный плеск фонтана, вести с гостями благочестивые беседы, наполняя их души светом истины, открытой мне старцем.

Для себя я определил самый скромный образ жизни, а весь избыток доходов предназначил сиротам и вдовам. Соизмерив свои деньги с предстоящими затратами на покупку чайханы, посуды, ковров и прочего, я убедился, что денег мне хватает на все, кроме музыкантов, которые играли бы на дутарах и тонкими голосами пели благонравные песни, содержащие в себе назидательный смысл.

Недоставало мелочи, каких-нибудь трехсот-четырехсот таньга. Вот здесь-то дьявол и выкопал яму соблазна на моем пути, сведя меня по дороге в Коканд с одним искусным игроком в кости.

Казалось бы, человек, имеющий такие благочестивые намерения, вправе ожидать помощи свыше в игре, но случилось не так Вы играли всю ночь, а к утру ты остался без гроша в кармане.

Твоя чайхана, ковры, клетки с птицами, фонтаны, музыканты, благонравные беседы и назидательные песни - все уплыло в карман к счастливому игроку. Вдобавок, ты отдал ему сапоги, халат, тюбетейку и даже, помнится, рубаху, оставшись в одних штанах.

Откуда ты знаешь - даже о рубахе? Значит, верно, что по глазам любого человека ты читаешь его прошлое и будущее? Расстаться навсегда с мечтами о добродетельной жизни?

От подобных мыслей мир заволакивался черным дымом передо мною. Это дьявол сбивает меня, в отчаянии, что моя душа ускользает из его хищных лап. Лучше я совершу еще один, самый последний грех, но вступлю на стезю, предуказанную старцем! Оказывается, в Коканде недавно воцарился новый хан, и этот город, бывший ранее цветущим садом для всех воров и мошенников, сделался теперь для них бесплодной пустыней.

Новый хан завел такие жестокие порядки, что ворам не оставалось ничего иного, как только бежать из города или бросать свое ремесло. Хан с позором выгнал со службы старого начальника городской стражи, за которого в течение долгих лет не уставали молиться в мечетях все кокандские воры, и поставил нового - человека деятельного, честолюбивого и бессердечного, по имени Камильбек.

Новый начальник, ища ханского благоволения, поклялся извести в городе всяческое воровство с корнем; ко времени моего прибытия в Коканд он вполне успел в этом жестоком намерении.

Он наводнил город множеством искусных шпионов и свирепых стражников; нельзя было украсть ничего, даже горошины из мешка, чтобы тут же не попасться им в лапы. Пойманным отрубали кисть правой руки и на лбу каленым железом выжигали клеймо; если даже иному ловкачу и удавалось украсть какую-нибудь мелочь, то некуда было ее девать, потому что за скупку краденого полагалось такое же наказание, и все боялись. Таким образом, на моем пути к праведной жизни возникло новое препятствие - этот жестокий начальник со своими бесчеловечными порядками.

Несколько дней провел я в тягостном раздумье, не зная, что делать, с чего начать. Между тем подошел уже май, близился праздник дедушки Турахона, гробница которого находится, как тебе известно, неподалеку от Коканда. И вот гнусный дьявол, в своем неутомимом стремлении овладеть моей душой, внушил мне гибельную мысль: Но покинем на короткое время одноглазого вора и Ходжу Насреддина, - расскажем о весеннем празднике дедушки Турахона, так как без этого рассказа многое осталось бы непонятным в нашем дальнейшем повествовании.

По старинному преданию, Турахон, родом кокандец, остался уже в пятилетнем возрасте круглым сиротой и пошел скитаться по базару, выпрашивая милостыню. До самого дна испил он горькую чашу безысходного сиротства; такое испытание может либо ожесточить человека, превратив его сердце в камень, либо направить к возвышенной человеческой мудрости, если обиду и горечь за себя он - силой своего духа - сможет переплавить в обиду и горечь за всех.

Так и случилось с Турахоном: Ему было двадцать пять лет, когда он с одним караваном ушел из Коканда; вернулся же в родные края уже сорокалетним. Все это время он провел в Индии и Тибете, изучая тайны врачевания, и достиг в своем деле необычайных высот.

Рассказывали, что он исцеляет прикосновением, говорили еще, что с богатых людей он неукоснительно берет за исцеление большую плату, но тут же все полученное тратит на детей бедноты.

Он ходил всегда сопровождаемый толпой ребятишек всех возрастов; когда у него бывали деньги, он подходил к лавке торговца игрушками или сластями и покупал ее сразу всю для своих маленьких друзей. Если же денег у него не было, а на глаза попадался какой-нибудь полуголый босой малыш, Турахон без дальних слов вел его сначала к продавцу халатов, затем к продавцам сапог, поясов, тюбетеек и всюду произносил только два слова: Когда он умер, тысячи детей, заливаясь слезами, провожали старца на кладбище.

Ученые мударрисы и муллы не согласились причислить Турахона к сонму праведников: Но простой народ сам, своей властью, признал Турахона праведником; слава его распространилась далеко за пределы Коканда, по всему Востоку. А майский праздник его имени принадлежал детям. Поверье говорило, что в канун своего праздника дедушка Турахон ходит по дворам и разносит ребятишкам, достойным его внимания, подарки, оставляя их в подвешенных для того тюбетейках.

Дети начинали готовиться к торжественному дню задолго до весны. Еще дули пронизывающие ледяные ветры, еще летел с мглистого неба сухой колкий снег, еще стояли черными, безжизненными сады и звенела под арбными колесами земля, превращенная морозом в камень, - а ребятишки стайками уже собирались по утрам за стенами, заборами и в других местах, укрытых от ветра, и с посиневшими, хлюпающими носами, ежась в своих халатиках и зажимая ладонями уши, вели степенные длительные разговоры о Турахоне.

Ребятишки знали с достоверностью, что он весьма разборчив, - получить от него подарок было делом очень хитрым и удавалось не всякому. Для этого за пятьдесят дней, предшествующих празднику, требовалось: В течение пятидесяти дней во всех семьях царили тишина и благонравие. Дети беспрекословно слушались, ходили на цыпочках и разговаривали полушепотом, боясь прогневить дедушку Турахона. Даже самые отчаянные шалуны превращались на это время в кротких овечек; не слышно было воплей, криков, не видно драк, игры в камешки и лихих скачек в развевающихся халатиках, с гиканьем и свистом, на спинах друг у друга.

А в канун праздника повсюду начиналась великая суета и беготня - таинственные встречи, пугливый шепот, учащенное биение маленьких сердец. Дело в том, что муллы весьма неодобрительно относились к этому празднику, а в иных местах - запрещали его совсем, что придавало ему в глазах юных почитателей Турахона еще большую заманчивость. Нужно было пришить к тюбетейке три ниточки: Затем следовало трижды прочесть тайные слова, обращенные к Турахону, и трижды поклониться земно, - и только совершивши все это, можно было возвращаться домой и ложиться спать.

Строжайше запрещалось вскакивать ночью и бегать к тюбетейкам, - вот почему эта ночь для многих маленьких нетерпеливцев была мучительна. Зато праздничное утро искупало все! Радостный визг стоял в каждом доме.

Одним дедушка Турахон оставлял в подарок шелковые халатики, другим - сапожки с красными или зелеными кисточками, третьим - игрушки и сласти; девочкам - туфли, перстеньки, платья Вот каким он был добрым и заботливым, дедушка Турахон! И целый день в садах, в легком зеленом дыму весенней листвы, кружились пестрые детские хороводы и слышалась песенка, сложенная детьми в честь своего покровителя: Открывает южный ветер Вишен белые цветы, День встает, лучист и светел, Солнце греет с высоты И под ясный свист синицы, Под весенний гром и звон Просыпается в гробнице Добрый старый Турахон Достает он свертки шелка, Ниток яркие пучки, В руки он берет иголку, Надевает он очки.

Дни весенние крылаты, - Сна не зная от забот, Шьет он мальчикам халаты, Платья девочкам он шьет Не склоняя на подушки Убеленную главу, Он берется за игрушки, За конфеты и халву.. И когда всем детям снится В лунном свете майский сон - Он выходит из гробницы, Добрый старый Турахон. Подсмотрели мы с тобою: Со своим большим мешком Благоносною стопою Ходит он из дома в дом За подарки в день счастливый, Ясный, теплый, золотой, Мы поем ему "спасибо" В нашей песенке простой.

Пусть же, песенке внимая, Погружаясь снова в сон, В этот день веселый мая Улыбнется Турахон!.. Вернемся теперь к покинутым нами Ходже Насреддину и его одноглазому спутнику. За время нашего отсутствия ничего здесь, на дороге, не изменилось: Одноглазый продолжал свой рассказ: В ночь, предшествующую празднику Турахона, я отправился в обход окрестных дворов, садов и виноградников.

Везде я собирал тюбетейки с подарками. Несколько раз я возвращался в свое логово, находившееся в подвале заброшенной сторожевой башни, опустошал мешки и опять уходил за добычей. К рассвету я был обладателем нескольких тысяч тюбетеек, множества детских халатиков, сапожек с кисточками, платьев, туфелек, браслетов, бус и прочей мелочи.

Глядя на пеструю груду собранного мною добра, я думал: И я могу продавать все это беспрепятственно. Кто осмелится опознать свою вещь? Ведь празднование памяти дедушки Турахона запрещено в Коканде, - кто захочет попасть из-за каких-то халатиков и тюбетеек в тюрьму? Утомленный бессонной ночью, я незаметно задремал. Все мое логово дрожало и качалось, озаряемое каким-то странным, вздрагивающим, синевато-летучим блеском. И в этом грозном блеске передо мною стоял сам праведный Турахон!

Его лицо пылало гневом, глаза прожигали насквозь, голос гремел, подобно горному водопаду. Ты осмелился украсть у детей их чистую радость; вместо криков восторга и ликования, столь милых моему сердцу, теперь повсюду слышен плач и льются слезы! Ты осмелился наложить черное пятно на мое беспорочное имя, - что скажут теперь обо мне дети, когда не найдут не только подарков, но и своих новых тюбетеек?

Ты почувствуешь отвращение к воровству и все-таки будешь воровать! Каждый год перед моим праздником ты будешь подвержен жесточайшим болям в животе, от которых сможешь избавляться только одним способом - воровством!

Боль пройдет, но зато каким ужасным мучениям совести подвергнешься ты всякий раз по совершении кражи! Целый год воздерживаться, целый год жаждать добродетели, даже приблизиться к ней, - и все-таки в конце года украсть, разрушив этим сразу все здание своих устремлений к добру и своих воздержаний от зла!..

И все это продолжится до тех пор, пока ты не искупишь передо мною своей вины, а каким способом должен ты искупить ее - сам догадайся! Раздался ужасный треск, на меня посыпалась глина; обезумев, с помутившимся взором я выскочил из подвала, - и в то же мгновение башня рухнула, погребая под собою все наворованное мною добро.

Оно отозвалось даже и в Ходженте: Но здесь он остановился, решив пока не говорить одноглазому о своем знакомстве с ходжентским старцем. Он лопнул, когда праведник, обуянный гневом, выходил из могилы, чтобы покарать меня.

С тех пор я пребываю в жалком и несчастном положении. Каждый год в это время, перед праздником Турахона, меня постигают жесточайшие муки, которым ты был свидетель. Избавиться от них я не могу иначе, как только путем воровства. Теперь ты понимаешь, что разумел я под неким целительным действием, не требующим вмешательства лекаря, и понимаешь, как очутился кумган в твоей сумке.

А скажи, не возобновляется ли твоя болезнь, если тебя ловят и отбирают украденное? Об этом Ходжа Насреддин осведомился неспроста - на всякий случай, в предвидении будущего. Но когда меня ловят - всякий раз весьма жестоко бьют.

Прикладная магия. Книга 5 Г. А. Иванов

Теги Георгий Иванов Прикладная магия. Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться. Прикладная магия [7 книг] Предыдущий Вход в мир магии [Дед Ведун]. Полная энциклопедия для начинающих. Добавить комментарий Отменить ответ Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться. Avatars by Sterling Adventures.

Политика Конфиденциальности Пользовательское соглашение. Спасибо за сообщение Ваш отзыв был получен и отправлен администратору. Ознакомьтесь с Политикой конфиденциальности и нажмите кнопку "Принять". Если вы не согласны с Политикой конфиденциальности незамедлительно покиньте данный ресурс.

Книга 4 Иванов Г. Книга 6 Иванов Г. Книга 7 Иванов Г. Энциклопедический словарь магии Иванов Г. Магикус для всех Иванов Г. Мудры и их действие на эндокринно-энергетический аппарат человека Климович Г. Живите долго Гоникман Э. Работа с вибрационными потоками Никифорова Л. Вы недавно смотрели Прикладная магия.

Книга 5 Иванов Г.

Книга для чтения в детском саду и дома А. Усачев

Моему ребенку 3 года, не скажу, что это любимая книга на данный момент, но периодически мы её с удовольствием читаем. Особой любовью пользуется стишок про Дракошу прилагаю картинки. Но есть у меня одно замечание. Начинается книжка со стихов для деток лет. В принципе, все стихи тут для этого возраста. Хорошая детская книга для детей младшего дошкольного возраста лет. Иллюстрации добрые и милые. Прочитали пару раз и забыли. Больше всего детям понравился стих про дракошу.

Я думаю, что эта книга не обязательна для прочтения. Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс.

Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события.

Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка на 16 книг: Забирайте заказы без лишнего ожидания. Книга для чтения в детском саду и дома Отсутствует. Аннотация к книге "Книга для чтения в детском саду и дома" Эта книга - прекрасный подарок для детей любого возраста. Отложить Мы сообщим вам о поступлении!

Посмотрите товары, похожие на "Книга для чтения в детском саду и дома". Пособие для воспитателей детского сада и родителей 5 рец. Пособие для воспитателей детского сада и родителей 6 рец. Только у нас — новые детские книги. Сборник включает лучшие отечественные изарубежные произведения детской… — Оникс 21 век, формат: Пособие для воспитателей детского сада и родителей Данная книга третья, и последняя, в комплекте хрестоматий для чтения детям дошкольного возраста.

Она адресована старшим дошкольникам и продолжает знакомить с произведениями народного фольклора… — ОНИКС 21 век, формат: Иван Дмитриевич Сытин — Портрет из: Полвека для книги Литературно художественный сборник, посвященный пятидесятилетию издательской деятельности И. Типография Т ва И. Иван Сытин — Портрет из: Пушкин, Александр Сергеевич — — родился 26 мая г. Белов, Иван Дмитриевич — педагог и писатель; ум.

Белов родился на Урале, в Нижнем Тагиле, в имении Демидова, где его отец долгое время служил горным чиновником. Жуковский, Василий Андреевич — — знаменитый поэт.

Однако, несмотря на свидетельства П. Грота, указывающих на рождение Ж. Прослужив несколько лет подмастерьем у одного из лондонских издателей, с стал членом гильдии книгоиздателей и работал мастером печатником.

Бухарин, Николай Иванович — Бухарин Н. Родился 27 сентября по ст. Отец был в то время учителем начальной школы, мать учительницей там же.

По специальности отец математик кончил физ. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Чувашская Республика - Чувашия. Учебная литература Учебная литература.

Дополнительное образование для детей. Детская литература Детская литература. Художественная литература Художественная литература. Игры и игрушки Игры и игрушки. Юриспруденция Государство и право. Законы, кодексы и комментарии. Альбомы, рамки для фотографий. Читать отрывок из книги. Книга для чтения в детском саду и дома Нет в наличии. Книги нет в наличии. Узнайте первым, когда она появится. Эта книга - прекрасный подарок для детей любого возраста. В ней есть всё: Напишите отзыв и получите баллов.

Загрузить картинки name size. Заполните имя и почту, чтобы мы могли опубликовать ваш отзыв. Баллы начисляются за активность и покупки. Пожалуйста, заполните контактную информацию. Сотрудник службы заказа свяжется с Вами в течении 15 минут в рабочее время для уточнения условий и сроков доставки. Заказать в 1 клик Отправка..

100% практического бюджетирования. Книга 5. Роль финансовой дирекции в бюджетировании Александр Карп

Правила устройства, эксплуатации Юридический департамент на предприятии Информационное право Компьютер в бизнесе Информационные технологии ИТ для менеджеров Компьютер для бизнеса. Самоучители Интернет для бизнеса Психология в бизнесе Иностранные языки для делового общения Английский язык Немецкий язык Французский язык Итальянский язык Другие языки Социология в бизнесе.

Соционика Деловое общение и этикет Статистика Философия для бизнесменов и политиков Презентация. Переговоры Математика в бизнесе Риторика. Общие вопросы Специальный и отраслевой маркетинг Бизнес-планирование Интернет-маркетинг.

Интернет-инвестиции Электронная коммерция Менеджмент. Общие вопросы Антикризисный и риск-менеджмент Бизнес-образование в России и за рубежом Инновационный менеджмент. Планирование, подбор и развитие персонала Лидерство Мотивация Организационный и производственный менеджмент Отраслевой и специальный менеджмент Предприятие: Сделай себя сам Стратегический менеджмент Тайм-менеджмент Имидж Психология в бизнесе. Деловое общение и этикет Социология в бизнесе.

Телевидение Школа бизнеса на DVD. При использовании материалов сайта, ссылка на www. Вся правда о ботоксе, стволовых клетках, органической косметике и многом другом Цитата "Знаю Тийну уже 20 лет как отличного косметолога, поэтому не удивлена и очень рада появлению этой книги. Нигде не читала такой четкой и понятной информации даже девушке, никогда подробно не вникавшей в то, что написано на многочисленных Good Leaders Ask Great Questions: Maxwell delves into the process of becoming a successful leader by examining how questions can be used to advantage.

What are the questions leaders should ask themselves? What questions should they Толковый словарь по управлению В простой и доступной форме для всех, кто не имеет специальной подготовки и специалистов, словарь дает толкование, разъясняет наиболее употребляемые термины. Содержащиеся в нем терминов, наиболее употребляемые в современной практике Триллионер действует Молодость быстро и обычно незаметно проходит.

Большинство берутся за ум после ти, когда тело дряхлеет, ум слабеет, а в кармане пусто. Между тем есть иные перспективы для сегодняшних летних. Обычно мы не понимаем, что такое лидерство и The Accidental Billionaires Eduardo Saverin and Mark Zuckerberg - an awkward maths prodigy and a painfully shy computer genius - were never going to fit in at elite, polished Harvard. The Global War for Internet Governance The Internet has transformed the manner in which information is exchanged and business is conducted, arguably more than any other communication development in the past century.

Despite its wide reach and powerful global influence, it is a medium Пивная столица России Книга посвящена истории пивоварения в России Главное внимание в работе уделяется показу экономико-политических особенностей деятельности концерна в современных условиях. Управленческое консультирование комплект из 2 книг Книга выдержала несколько изданий на различных языках.

Она окажет большую помощь специалистам, занимающимся вопросами управленческого консультирования. В ней всесторонне рассматривается процесс консультирования, состоящий из пяти фаз: Цель данной книги — показать, что бюджетирование это именно инструмент! В книге подробно рассмотрено, что такое бюджетирование и за счет чего именно эта система позволяет улучшать финансово-экономическое состояние компании.

В этой книге закладываются основы современной эффективной системы бюджетирования. Причем; бюджетирование рассматривается именно как система управления, а не просто как] процедура расчета бюджетных форм. Для того чтобы система бюджетирования работала эффективно, необходимо правильно построить архитектуру бюджетной системы компании Именно поэтому данному вопросу посвящен отдельный самый большой раздел книги.

Для лучшего восприятия информации в книге приведено большое количество! Примеры приводит и автор книги, и участники данного издательского проекта — руководители и специалисты различных компаний и групп, которые или уже внедрили, или активно занимаются постановкой системы бюджетирования. Данная книга в основном предназначена для владельцев бизнеса, директоров, топ-менеджеров, руководителей и специалистов финансово-экономических подразделений компаний и групп.

Также данная книга будет интересна всем, кто интересуется именно практическими аспектами бюджетирования. Vitaliyt , 4 июл Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы ответить.

Технология постановки бюджетирования в компании.

1 2 3 4 5 6 7 8 9