Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания (комплект из 2 книг) Князь Сергей Волконский

У нас вы можете скачать книгу Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания (комплект из 2 книг) Князь Сергей Волконский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Вы всегда можете уточнить на сайте продавца актуальную цену и наличие на товар "Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания комплект из 2 книг ". Характеристики Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания комплект из 2 книг Размеры Binding: В двух томах Сохранность: Твердый переплет Год year: Букинистическое издание Формат издания: Сергей Волконский Вес в упаковке, г: В двух томах Год выпуска: Князь Сергей Волконский Тираж: Рекомендуем также следующие похожие товары на Князь Сергей Волконский.

Мои воспоминания комплект из 2 книг Добрый пастырь Книга известного поэта и писателя, основателя содружества "СМОГ" - увлекательное повествование о творческих людях ушедшей эпохи, о жизни московской богемы.. Мемуары и публицистика Сборник произведений известного российского писателя Всеволода Никаноровича Иванова включает мемуары и публицистику, относящиеся к зарубежному периоду его..

Бездумное былое Сергей Гандлевский - поэт, прозаик, эссеист, переводчик. В шелесте их говорит история мысли человеческой, от оракулов древности до скончания земного мира. Как они ломаются, когда их мнешь! Войдите в старый итальянский сад, в молчаливые ходы меж его зеленых стен; войдите в то время, когда только что пострижена садовником, выровнена ножницами темная растительная гладь.

Слышите терпкий, живительный запах? Этим запахом дышат в своих зеленых углублениях мраморные изваяния; этот запах прорезают дерзкие, из мраморных скважин вырвавшиеся водометы; в безмолвии этого запаха каменные, мхом обросшие лохани с переполненных краев роняют ленивый лепет своих немолчно-звонных струй. Немолчная вода, немые изваяния и -- сильный запах растительной жизни сквозь раненые листья Физическая сущность лавра погружается в покой, запах утешает, и целительный сок навевает дрему; духовная его сущность будит внимание, настораживает око, и лавры Мильтиада с раскрытых вежд Фемистокла отгоняли сон.

Зато кто ими венчан, тот на них почиет. Путь к лавру -- в гору, из низин; лавр -- на горе, и все кругом -- внизу. До лавра -- труд, борьба, победа; за лавром -- слава; но не одна, кругом нее и лесть, и зависть, и яд "упоительного курева": Все это встает в моем сознании, когда берусь за перо, чтобы развернуть воспоминания о тех деятелях искусства, с которыми пришлось мне встретиться, поговорить о тех вопросах искусства, которым я уделял внимание на жизненном пути.

Думаю, понятно -- почему. Не об одном искусстве будет здесь, и боюсь даже, об искусстве меньше всего; но все -- от искусства. Ведь и от солнца -- расцветают цветы и зарождаются черви. Лучи Аполлона жгут и не знают, что они зажигают, а еще меньше знают, что зажигается от их отраженного света.

Но лавр произошел прямо от его огня. Спасаясь от лучей вожделеющего бога, младая нимфа Дафна не могла нигде укрыться. Знойные стрелы преследовали, жгли ее; она изнемогала, руки взывали к небу, дыханье тяжелело, ноги отказывались -- отказывались и остановились, остановились и вросли в землю.

Под горячим приближением влюбленного бога из вскинутых пальцев брызнули ростки зеленых листьев, зеленой купой поднялись длинные белокурые волосы, с последним проблеском достигнутого покоя закатились когда-то страстные глаза -- и юный трепещущий бог, настигнувший нимфу, остановился перед лавровым деревом Такова история нимфы Дафны и бога Аполлона. Я был гимназистом, когда приехал в Петербург знаменитый итальянский трагик Эрнесто Росси. Это было в году, и с тех пор -- мой интерес к вопросам театра.

Никогда не забуду первого представления; он начал с "Отелло". Не могу описать впечатления. Это было что-то новое, громадное; новые стороны жизни, новые формы человечества, новый мир на нашей же земле. Помню, что все вокруг меня поблекло, потускнело: В течение всего Великого поста, пока длились представления, я жил как во сне, я был в тумане. Мы имели абонемент, но пользовались каждым случаем, чтобы попасть в Мариинский театр. Родители были в дружеских отношениях с графиней Адлерберг, женою тогдашнего министра Двора, и часто мы ездили в большую министерскую ложу.

Там была маленькая дверь и винтовая лестница, эта лестница была моим первым мостом в заветный мир сцены. Однажды я отдал капельдинеру письмо с просьбой отнести по адресу.